Новости

Зурабишвили заявила, что правительство оставило в Брюсселе «испорченное дело»

Президент Грузии Саломе Зурабишвили заявила на брифинге 14 июня, что столкнулась с «довольно сложной картиной» и «испорченным делом» в Брюсселе на фоне того, что страна ожидает получения статуса кандидата в члены ЕС. Президент раскритиковала правительство Грузии за оскорбление своих международных партнеров, отметив, что в то время, когда страна ожидает статуса кандидата, у нее не осталось ни друзей и ни союзников, которые защищали бы ее интересы. Саломе Зурабишвили также назвала ряд шагов, предпринятых правительством, которые, по ее словам, способствовали ухудшению отношений между Грузией и ЕС, в том числе спорные назначения в судебной системе, неэффективные решения по делу о гомофобном насилии 5 июля 2021 г., выход Грузинской мечты из Соглашения от 19 апреля, достигнутого при посредничестве ЕС. Она также раскритиковала правительство Грузии за то, что основатель правящей партии, миллиардер Бидзина Иванишвили попал в критическую резолюцию Европарламента.

Однако президент также отметила, что, несмотря на все это, «небольшой», но «реальный шанс» на получение статуса кандидата в члены ЕС все же остается. Она обратилась к президенту Еврокомиссии Урсуле фон дер Ляйен и призвала ее учитывать волю грузинского народа при представлении заключения Еврокомиссии по этому вопросу. Президент Зурабишвили призвала граждан провести 16 июня митинг в поддержку интеграции в Евросоюз, который было воспринято частью общественности как контракция против митинга того же содержания, запланированного гражданским обществом на 20 июня.

Ниже приводится перевод полного текста выступления президента Грузии с грузинского на русский язык (перевод Civil.ge):

«Как вам известно, я вернулась в Грузию после довольно контрастных визитов:

С одной стороны, Италия, где я получил необыкновенный прием и необычную для Грузии поддержку со стороны Италии, где состоялся государственный визит, впервые спустя 25 лет, т.е. от той страны, где 65 лет назад были подписаны римские трактаты — 25 марта 1957 года, страна, где родилась Европа и где зародилась веками назад европейская цивилизация, было написано первое законодательство и стало вдохновителем идеи Европы. Таким образом, это был самый важный визит на этом решающем этапе нашего европейского путешествия!

С другой стороны, я поехала в Брюссель к главе Европейского совета Шарлю Мишелю, где я столкнулась с довольно тяжелой картиной. Учитывая сложившуюся ситуацию, я также планировала посетить Францию ​​и Польшу. Не буду здесь вдаваться в подробности процедурных вопросов, в письменном виде не было запроса, ни ответа… Логика — «Ни улетай (птичка), ни прилетай» (срока и грузинской песенки) возобладала над тем, что, как мне казалось, будет в интересах страны в это время!

В Брюсселе я встретила то, что называется «испорченным делом!».

Очень важным шагом стало подписание 19 июля прошлого года Батумской декларации Ассоциированного трио по нашей инициативе. Тогда было ясно, что Грузия занимала лидирующую позицию. Испорченным делом называется то, когда через год Грузия из передовой страны переместилась на последнее место.

Испорченное дело отчетливо раскрылось с разных сторон:

В резолюции Европарламента — наиболее ярко проявилось в той части, которая призывает к санкциям против Бидзины Иванишвили. Такой текст с его фактическими неточностями и необоснованными обвинениями свидетельствует только об одном. Что не была проведена надлежащая работа с партиями в Европарламенте, принимавшими участие в разработке этой резолюции, и это касается всех партий в Европарламенте. Оппозиция, со своей стороны, работала для достижения своих целей, а правительство, или (правящая) партия не выполнили того, что должны были сделать, предпочитая иногда молчание, а иногда и оскорбительные ответы на серьезные вопросы. И получен результат! Мы должны понимать, что эта резолюция является скорее выражением настроения, чем анонсом какого-либо решения, для чего в настоящее время нет фактической основы.

Общество не должно быть введено в заблуждение, эта резолюция является проявлением своего рода раздражения на данном этапе, это результат последовательной работы некоторой части радикальной оппозиции и молчания и бездействия властей. Это не представляет собой ни решения, ни готовности со стороны ЕС принять такие меры. Неправда и то, что якобы уже введены т.н. «косвенные» санкции в какой-либо форме. Эта расплывчатость служит лишь тому, чтобы прикрыть преступление тех, кто обязан был сделать эту работу, и кто не пытался всеми силами, чтобы страна и бывший глава правительства избежал этой несправедливости.

Ответ на это преступление конспирологическими теориями, антиевропейскими заявлениями — всего лишь попытка прикрыть собственную халатность. Попыткой перекрыть собственную халатность, я говорю о правящей партии, является обвинение в мой адрес, якобы я поставила знаки равенства, а не то, что вы, правящая партия, ничего не сделали для того, чтобы Бидзину Иванишвили не включили в этот перечень. Вы должны позаботиться об этом деле.

По поводу рассмотрения кандидатуры:

Прежде всего, надо сказать, что этот ускоренный процесс, шанс получить статус кандидата с ускоренным шагом – это не наша заслуга, а только и только результат самопожертвования Украины и украинцев, борьбы за свободу. Подписание заявки о выдвижении кандидатуры 3 марта – это лишь результат этого, и мы должны выразить за это свою признательность.

То, что наше место в вопросе о кандидатуре отодвинуто назад является результатом наших (т.е. нашей власти, а отчасти и оппозиции) действий — политических шагов или несделанных шагов. Могу перечислить ряд шагов, предпринятых властями с того дня, как мы собирались в Петре, в Батуми и принимали декларацию — тут Зеленский, тут Майя Санду и Шарль Мишель, и это был очень большой шаг для нас в формате трио. После этого были начаты и больше не прекращались различные решения:

Как это все читается со стороны. Читается, что эти шаги делаются таким образом, что мы не придаем особого значения реакции Евросоюза, не проявляем политической воли идти в этом направлении и нас может интересовать что-то другое.

Параллельно этим действиям у нас не было недостатка и в бездействии: визиты высокого уровня после выборов и после ослабления Ковида в какую-либо из ведущих европейских стран (Германию, Францию, Испанию, Италию, Польшу или даже Великобританию) не совершались властями, со стороны правительства (ни в США, и ни в Канаду). Также заметно снизилось число европейских визитеров высокого уровня. Это тоже должно быть показателем чего-то, и мы должны подумать об этом.

При этом мы со всеми поссорились и всех обидели оскорбительными заявлениями: все три балтийские страны (это были наши традиционные союзники на пути в Европу и НАТО), Польша, которая настолько вовлечена и помогает Украине, и Украина, естественно. Сам Шарль Мишель, который трижды приезжал в эту страну и предстал перед нами как один из наших институциональных сторонников, но мы больше не позволяем ему стоять рядом с нами, потому что к нему повернутся и скажут, что они не выполнили ваш документ и как вы их поддерживаете. Мы также обидели депутатов Европарламента и самую сильную партию в Европарламенте, которая также является партией президента Европарламента! То есть все институты Европы. Сегодня еще угрожаем своеобразно… «Если вы нас не примете, я открою занавес!». Я не знаю, какую занавесь мы собираемся открывать и как будем открывать, но нас должно беспокоить то, что уже открыто постепенно, по-моему.

Мы также подняли новые вопросы. Мы подняли эти вопросы, потому что мы проявили:

Совершенно неподобающее отношение Грузии к дружественной стране Украине и ее властям. Мы вообще в грузинских традициях знаем, что когда человек или страна воюют, мы должны терпеть от них все и не вступать в бессмысленную полемику. Кажется, мы забыли и эту традицию.

В частности, подход и риторика в отношении санкций также непонятны нашим партнерам и, части населению тоже: «мы и присоединились (и знаем, что мы присоединились к тем самым важным финансовым санкциям), и говорим в то же время, что нет» и при этом критикуем других, для которых цена этих санкций достаточно высока для своего населении и мы оцениваем принятые ими санкции, я имею в виду Евросоюз и даем отрицательную оценку, и говорим, что «они будут неэффективными», мы можем представить, какая реакция за этим должна последовать. И в это время Соглашение об ассоциации прямо требует от нас максимально присоединяться к внешним решениям.

За этим также следует надуманная тема второго фронта, возникшая наряду с появлением этих вопросов: никто из наших партнеров, и я говорю это с полной ответственностью, я единственная, кто был и в Америке, и в Европе, кто имел встречи на высоком уровне и открытые встречи с точки зрения того, что возможно мне говорят что-то такое, чего не говорят другим. Нигде, ни разу, никогда не было никакого призыва, что мол ну и где же вы? Почему нет второго фронта? И что вы собираетесь делать, приходите и вы тоже участвуйте. Этого не существует, это выдумано, это ложь и я это говорю с полной ответственностью. Единственное, откуда прозвучала идея второго фронта, исходит из каких-то кругов украинской власти, где, как мы знаем, есть какие-то связи, но это не имеет большого значения, потому что в какой-то момент у Украина, находясь в состоянии войны, может возникнуть требование того, чтобы в другом месте открылся другой фронт и могут быть такие призывы. Мы не должны отвечать на это, ни вступать в полемику. Мы знаем, я сама сделала заявление, что другого фронта для нас нет, потому что мы не собираемся провернуться к нашим оккупированным территориям, к нашему населению там и пытаться решить войной то, что мы хотим, чтобы решить примирением, объединением в будущем. Этот сценарий для нас невозможен. Но, это не значит, что мы должны развивать эту тему в самой стране и запугивать этой темой население. Население, которое ежедневно видит на экранах, что происходит в Украине, и говорить им, что выбирать вам — или с тобой случится то же самое, или свыкайся с этой властью и ничего не требуй от нее. Это та форма, в которой власть иногда пытается оказать некоторое давление на свое население. Нет никакого риска, угрозы этого второго фронта. Вопросы «Горби» по этому поводу абсурдны. В любой стране, так бы я сказала, в Европе или Америке, если вопрос будет задан таким образом, все ответят, что я не хочу войны. Кто хочет?! Украинцы хотят?!

Это предназначено для внутреннего потребления, чтобы люди переключились с оценки ошибок власти и задумались о своей судьбе, безопасности, что вполне по-человечески! Или этому есть и другое объяснение, но я предпочитаю не последовать за этими мыслями. Это ведь не для того, чтобы угодить другим? Я не отвечаю на этот вопрос, и мы не должны на него отвечать.

Возник еще один вопрос – «Что мы должны были еще сделать?». Это также вызывает раздражение у всех наших партнеров, поскольку ответ на это простой: хотя бы то, что сделала Молдова… Она не принимала больше санкций, чем мы, и никто не требовал от ее или от нас принятия большего числа санкций, никто не требовал от нее вовлечения в войну и ни от нас. Но Молдове удалось то, что нам кажется сделать трудно — промолчать и работать во всех европейских столицах. Чего мы не сделали, не то, что не смогли сделать, а мы не сделали.

Все это, очевидно, вызывает вопросы о нашей политической воле и готовности.

Все это за очень короткие месяцы привело нас к нынешнему положению, когда у нас нет ни друга, ни союзника, который бы разделял и отстаивал нашу позицию до конца. Мы не предоставляли никаких аргументов, с которыми нас защищали, и кто был готов нас защищать, мы повредили им и оскорбили их больше всего, например, нашего большого друга — Польшу, которая всегда поддерживала нас во всех этих вопросах, даже во время войны.

Таким образом, возникает опасность изоляции. Изоляция, которую мы создали, и что является гораздо большей и реальной угрозой, чем миф, созданный в связи с т.н. вторым фронтом!

Оппозиция, а точнее, ее радикальное крыло, очевидно, сыграла весьма вредную роль, хотя тут надо сказать, что у нас есть и конструктивная и проевропейская оппозиция. И в этом вопросе, какими бы резкими, несправедливыми и деструктивными ни были действия оппозиции, в первую очередь в Брюсселе, ответственность за сложившуюся ситуацию лежит на власти и никто не может ее перераспределить, потому что власть одна.

Это довольно сложная картина и несмотря на все это остается небольшой, но реальный шанс:

Прежде всего, я хотела бы сказать, что резолюция, о которой столько было написано, вместе с критикой, и критика острая, также заканчивается очень положительным призывом: «Выражает уверенность в том, что Грузия заслуживает удовлетворения законных устремлений своего народа и призывает институты ЕС работать над предоставлением статуса кандидата». То есть это не отрицательное заключение.

В это время мы ждем рекомендации Комиссии на днях, которая должны быть известна к концу этой недели, на каком основании, но не только на основании заключения Комиссии, в конце месяца, 23 -24 июня Совет ЕС, главы этих 27 стран примут решение, если эта дата сохранится. То есть несколько ступеней еще есть, а значит, шансы еще есть.

В то же время мы получаем послания от Европарламента и Евросоюза о том, что не все еще потеряно, мы можем сохранять надежду.

Но в этот ответственный момент что мы должны делать и что я предлагаю:

Прежде всего то, что предлагаю с первого дня — единство. У нас нет другого выхода и поэтому предлагаю прийти не на ипподром, а предлагаю собраться всем 16 июня, от площади Европы до Рике, но только всем. Давайте увидим друг друга и покажем Европе нас, наше единство, нашу волю. Это будет сообщество, население, стоящее вместе. Где будут все рядовыми гражданами – я, вы и члены любой политической партии или власти, но все придут как обычные граждане. Там не будет ни слов, ни заявлений, ни плакатов. Если кто-то захочет петь, могут петь. Остальное будет только то, что будем стоять, что мы хотим для наших детей, для следующего поколения эту Европу. Мы не хотим ехать в Европу, идти туда, мы не хотим посылать туда больше наших эмигрантов туда, мы хотим здесь те ценности и ту часть Европы, которая нам нужна, которая для нас приемлема.

Когда мы все придем на площадь Европы 16 июня, в 7 часов, на один час, больше не нужно и вас не будут беспокоить, я бы хотела позвать туда посла ЕС, чтобы он пошел с нами, а также послов государств-членов ЕС присоединиться к нам.

Я прошу все партии и власти, всех, кто провозгласил европейство целью, прийти и отложить в сторону все прочие лозунги и все прочие противостояния. Давайте встанем вместе без микрофонов.

Обращаюсь к правоохранителям принять все меры безопасности для исключения эксцессов.

Я также обращаюсь к организаторам (акции) 20 июня, что если они подумают, это выступление может быть отложено, которое связано со многими угрозами. Сейчас, на мой взгляд, не время проявлять политические амбиции, разделять и расколоть общество. В то же время я предупреждаю власти после некоторых заявлений, что если (акция) все же состоится и не мне решать, я могу только попросить — если этот протест будет проведен, власть будет нести ответственность за любой эксцесс, потому что право на демонстрацию должно быть защищено и обеспечено. Сейчас время нашего единства и только единства! Если мы поймем это, это будет очень важно.

Я обращаюсь отсюда сегодня к г-же Урсуле фон дер Ляйен, которая должна сказать решающее слово для завершения рекомендации комиссии, и призываю, чтобы была учтена воля грузинского народа, народа, солдаты которого стояли вместе с немецкими солдатами в Афганистане, когда г-жа Урсула была министром обороны, чтобы она учла, что это народ заслуживает, пройденный им путь в течение 30 лет и большего времени, заслуживает признания и этот день наступает сейчас.

Завтра я также лично напишу письма лидерам каждого из 27 государств-членов, в которых изложу все политические, моральные и стратегические аргументы относительно того, почему Грузия заслуживает этого исторического решения, и оставлять ее за обочину может быть фатальной ошибкой.

Я обращаюсь к властям (Грузии), которым многое из того, что я здесь сказала, не понравится, учесть незыблемые стремления населения на протяжении 30 лет (если не 30 веков) и воздержаться от антиевропейской риторики, как от ненужных шагов. Эта риторика служит только для сохранения власти за счет популизма и не принесет результатов.

Я призываю оппозицию прекратить предоставлять деструктивную информацию в этот критический момент, чтобы дестабилизировать власть и стремиться к власти за счет этой дестабилизации.

Сегодня вопрос стоит иначе, кто будет нести ответственность за то, что те, кто вывел его на этот новый этап Грузию, тот заслужат благодарность народа и укрепления политического будущего. Я возлагаю большие надежды на то, что мы все поймем это и вместе встанем на этот решающий путь.

Я приехала в Грузию ради этого пути, ради этого пути ушли мои предки (из Грузии) и цель не в том, чтобы все больше и больше грузин уезжало в Европу, или как некоторые мечтают, что я ушла в отставку и уехала в Париж, цель в том, чтобы мы жили здесь вместе, в той Грузии четы, которая будет и европейской и очень грузинской!

Большое спасибо!».

This post is also available in: English (Английский) ქართული (Грузинский)

Back to top button