Новости

НПО: Процесс отбора судей носил формальный характер

Tags

«Коалиция за независимое и прозрачное правосудие», которая объединяет 40 НПО, заявила сегодня, что четырехмесячный процесс отбора судей Верховного суда, который был завершен Высшим советом юстиции 4 сентября, «в большей степени носил формальный характер и не был направлен на урегулирование тяжелейших проблем, существующих в системе правосудия».

4 сентября Высший совет юстиции Грузии представил в Парламент список из 20 кандидатов в члены Верховного суда.

Кандидатов в судьи ВС первоначально выслушают на открытом слушании в Юридическом комитете. После этого за каждого кандидата проголосуют индивидуально на пленарном заседании Парламента Грузии. В случае одобрения Парламентом этих кандидатур, число членов Верховного суда увеличится до 28 судей.

Процесс собеседования, который длился с 17 июля по 15 августа 2019 года, проходил на фоне критики со стороны представителей неправительственного сектора и членов Высшего совета юстиции, которые не являются судьями. Часть гражданского общества говорила о т.н. «клановом правлении» и обвиняла Высший совет юстиции в создании благоприятных условий для желательных кандидатов.

В опубликованном сегодня заявлении Коалиция положительно оценивает «открытость» и «публичность» процесса собеседования с кандидатами в Высшем совете юстиции, но отмечает, что «в ходе этого процесса было выявлено множество существенных проблем, которые совет игнорировал».

Среди различных проблемных вопросов неправительственные организации выделяют участие трех членов совета в процессе отбора, двое из которых имели родственные связи с кандидатами в судьи, и в одном случае, по информации коалиции, существовали основания для прекращения полномочий в совете. Однако, несмотря на это, ни один из них не отстранился от процесса.

Члены коалиции также отмечают, что, несмотря на обязательство, Совет юстиции опубликовал биографические данные кандидатов в судьи с опозданием, что не оставило заинтересованной общественности достаточно времени для обработки информации о кандидатах.

В заявлении отмечается, что из полученных первоначально 137 заявок для проведения собеседования были отобраны 50 кандидатов таким образом, что возникли подозрения, как-будто «некоторые члены совета действовали согласованно».

По заявлению НПО, процесс собеседования также проходил с недостатками. В частности, собеседования были очень продолжительными и проходили по ненормированному рабочему графику, что «нарушало интересы самих кандидатов, работающих в совете лиц и наблюдателей».

Кроме того, по их словам, процесс собеседования с кандидатами проходил в «довольно неконструктивной обстановке», на фоне «словесных нападок» со стороны судей, являющихся членами совета, в отношении тех членов совета, которые не являются судьями — Анны Долидзе и Нази Джанезашвили.

Члены коалиции также отмечают, что во время собеседования судьи, являющиеся членами Высшего совета юстиции, часто задавали «критически настроенным» конкурсантам и тем «кандидатам, которые не являются судьями» такие вопросы, которые проверяли их знание наизусть законодательных норм, а желательным для себя кандидатам вопросы задавали «с намеками» и помогали.

НПО также критически оценивают следующий этап собеседования, когда члены Высшего совета юстиции по баллам оценивали кандидатов по двум критериям — компетентности и добросовестности.

«Совершенно непонятна шкала оценки добросовестности, по которой на самой низкой ступени оценки оказались кандидаты, которые открыто выразили обеспокоенность в связи с проблемным прошлым судебной системы, а высокие оценки получили кандидаты, которые не видели наличие системной проблемы в суде (ни сейчас, ни в прошлом)», — отмечают члены коалиции.

НПО также акцентируют внимание на то, что согласно полученным по баллам оценкам, «список из 20 лучших кандидатов» не совпал с окончательным списком, который был представлен Высшим советом юстиции в Парламент.

По заявлению членов коалиции, важно, что в список кандидатов, который представлен в Парламент, также попали те судьи, которые были выдвинуты и в декабре 2018 года (что вызвало протест со стороны оппозиционных партий и гражданского сектора, а парламентское большинство распалось). Кроме того, НПО заявили, что за пределами окончательного списка из 20 человек остались «несколько таких кандидатов, которые как по биографическим данным, так и знаниями и опытом, проявленным во время собеседования, произвели положительное впечатление, в то время, как как квалификация и добросовестность некоторых кандидатов, попавших в список, вызывают обоснованные сомнения».

Члены коалиции отмечают, что «процесс отбора судей Верховного суда проходил на основании новых законодательных изменений, разработанных Парламентом», но при этом, по их словам, «власти на этапе разработки законодательства не проявили политической воли, что они хотели бы укомплектовать Верховный суд достойными и квалифицированными кадрами».

«Созданные Парламентом законодательные рамки в очередной раз позволили Высшему совету юстиции отстаивать интересы влиятельной группы судей и властей, что в конечном итоге окончательно ухудшает текущее состояние правосудия в стране», — заявляют НПО.

По теме:

This post is also available in: English (Английский) ქართული (Грузинский)

Show More

Related Articles

Back to top button