Новости

БДИПЧ говорит о недостатках в процессе представления и назначения судей Верховного суда

Tags

«Процессу представления и назначения судей в Верховный суд Грузии не хватает прозрачности и подотчетности, несмотря на то, что осуществлен ряд позитивных мер по формированию доверия общественности к судебной системе», — говорится в новом докладе БДИПЧ/ОБСЕ, который был опубликован 10 сентября.

«Принятые недавно конституционные поправки существенно увеличили количество судей, назначаемых Верховный суд бессрочно. Поэтому жизненно важно наличие справедливого, независимого и прозрачного процесса, чтобы было обеспечено назначение только самых квалифицированных и компетентных кандидатов», — заявил директор БДИПЧ Ингибьёрг Сольрун Гисладоттир.

Группа мониторинга БДИПЧ, состоящая из двух местных наблюдателей и одного международного наблюдателя, начала работу 29 июня. Объектом наблюдения мониторов были проходившие в Высшем совете юстиции собеседования со всеми кандидатами и заседания совета, связанные с этой темой.

Согласно докладу, Высший совет юстиции «не принял процедурные правила проведения собеседования или поведения во время собеседования, чтобы обеспечить справедливость и упорядоченность процесса». А это «привело к неравному обращению с кандидатами, к дальнейшему снижению прозрачности и собеседования проходили очень неорганизованным». Кроме того, согласно докладу, наблюдатели БДИПЧ отмечали внутренние противостояния в Совета юстиции в ходе процесса, что часто выражалось «в враждебных комментариях и острых спорах во время собеседования. Все это создавало непрофессиональную среду».

«Наблюдатели БДИПЧ отметили, что собеседования значительно отличались друг от друга по количеству и содержанию вопросов, процедуре постановки вопросов и продолжительности собеседований, что противоречит принципу равного обращения. Хотя в целом задаваемые вопросы касались тем, необходимых для оценки компетентности и критериев добросовестности, наблюдатели БДИПЧ отметили существенные различия с точки зрения постановки вопроса кандидатам и обращения с ними. Иногда члены Высшего совета юстиции различными методами намекали на поддержку с их стороны в отношении кандидата, или наоборот – о том, что они против этого кандидата. Тем не менее, смешанный состав Совета юстиции – члены судьи и члены, которые не являются судьями – положительно повлиял на содержательную сторону процесса собеседования», — говорится в докладе.

В документе также отмечается, что «среди 20 отобранных кандидатов не попали 5 кандидатов, которые набрали наивысшие баллы». Согласно докладу, «от Совета юстиции не требуется представление аргументированных объяснений о внесении кандидатов в укороченный список, их ранжировании и представлении в Парламент списка из 20 кандидатов. А это значительно ограничивает возможность обжалования».

Законодательство

БДИПЧ заявило, что, хотя окончательные поправки к Закону «Об общих судах» отражают несколько рекомендаций, включая введение норм, которые предотвратят конфликт интересов в Высшем совете юстиции в случаях, когда член совета в то же время является кандидатом, а также освобождение кандидатов, не являющихся судьями, от сдачи квалификационных экзаменов судей, основные недостатки все равно остаются в неизменном виде. В их числе в документе названы:

  • Недостаточные критерии, необходимые для оценки и процесс отбора,осуществляемый на основании тайного голосования, что в сочетании с ускоренными сроками усложняет отбор на основе заслуг;
  • Не требуется обосновывать принятое решение о ранжировании и представлении кандидатов в соответствии с установленными критериями оценки;
  • Недостаточные гарантии предотвращения дискриминации и отсутствие механизмов обеспечения гендерного баланса и многообразия;
  • Закон не предусматривает четкого и адекватного регулирования механизма самоотвода в случае конфликта интересов;
  • Кандидаты не имеют четко определенного права обжаловать решения Высшего совета юстиции в судебных органах.

Согласно документу, «внесенные изменения не дают гарантий к тому, чтобы избежать политизации процесса назначения в Парламенте». В докладе говорится, что «законодательство Грузии предусматривает отбор кандидатов по их заслугам. В частности, в нем говорится, что решения членов Высшего совета юстиции в процессе отбора должны основываться на двух основных критериях — компетентности и добросовестности. Эти два критерия в дальнейшем разбиты на подкритерии». «Тем не менее, во время отбора по заслугам правила тайного голосования оказывает очень негативное влияние, а также необоснованность решений, принятых в ходе процесса ранжирования и представления», — отмечается в докладе.

«Отсутствие прозрачности процедур принятия решений Высшим советом юстиции может привести к произвольному назначению кандидатов на должности судей, что , в свою очередь, может навести тень на добросовестность процесса назначения и может вызвать нарушение статьи 6 Европейской конвенции прав человека, которая устанавливает минимальные гарантии независимого и непредвзятого суда», — говорится в документе.

Согласно докладу, совет «не принимал каких-либо дополнительных регуляций, которые дополнили бы действующее законодательство и более детально регулировали бы различные этапы процесса представления в пользу прозрачности и подотчетности, и обеспечили бы объективный, основанной на заслугах процесса отбора, а также гендерный баланс и многообразие в составе Верховного суда».

Собеседования с кандидатами

Согласно докладу, совет не принимал «процедурные правила проведения собеседований или поведения во время собеседований для обеспечения справедливости и упорядоченности процесса». В документе говорится, что, несмотря на рекомендации БДИПЧ, не существовало стандарта, касающегося количества и содержания вопросов, порядка постановки вопросов и сроков, а также продолжительности собеседования. «Не существовало правил поведения, которые обеспечили бы справедливое и упорядоченное проведение процесса», — говорится в докладе.

«Каждое собеседование фактически было результатом импровизации. Только некоторые правила обсуждались или изменялись в устной форме, в каждом конкретном случае, что не обеспечивало последовательности процесса, и кандидаты не имели информации о том, каким образом будет проходить процесс непосредственно в их случае», — отмечается в документе.

Доклад отмечает, что «были зафиксированы различия в характере разных тонов собеседования с разными кандидатами и характере задаваемых вопросов. Некоторым из кандидатов создавали благоприятные условия, что наносило вред справедливости процесса, а в отличие от этого многие члены совета были более враждебны к другим кандидатам». «В общем, вопросы, задаваемые на каждом собеседовании, в целом касались критериев оценки — компетентности и добросовестности, но вопросы по существу, задаваемые членами совета, существенно отличались друг от друга», — заявляет БДИПЧ.

Наблюдатели от БДИПЧ продолжат наблюдение на следующем этапе процесса, когда кандидатов, выдвинутых Советом юстиции, рассмотрит Парламент и будет опубликован окончательный доклад, в котором единый процесс будет полностью оценен и будут представлены рекомендации к дальнейшим действиям. БДИПЧ призывает Парламент Грузии «критически рассмотреть процесс с Высшим советом юстиции и предпринять шаги по устранению выявленных процедурных недостатков, чтобы обеспечить доверие к процессу и в результате, были бы отобраны лучшие кандидаты на основе заслуг».

Процесс заполнения вакансий в Верховном суде Грузии начался в декабре прошлого года, когда Высший совет юстиции представил в Парламент список кандидатов из 10 человек. Представление этого списка вызвало критику со стороны НПО, парламентской оппозиции и части правящей команды, в результате, Парламент отложил обсуждение вопроса на весеннюю сессию и начал работу над правилами отбора кандидатов в судьи ВС, которые ранее не регулировались.

Парламент Грузии 1 мая внес поправки в Закон «Об общих судах», согласно которым, была установлена процедура отбора судей Верховного суда. Согласно процедуре, были уточнены критерии отбора кандидатов в судьи, а также были определены компетенции Высшего совета юстиции и Парламента Грузии в процессе отбора кандидатов.

Вскоре после принятия закона, 10 мая Высший совет юстиции объявил конкурс с целью заполнения 20 вакансий в Верховном суде.

Совет получил в общей сложности 139 заявлений, из которых в результате тайного голосования 20 июня 50 кандидатов были переведены на этап собеседования. Двое из них, Леван Тевзадзе и Амиран Дзабунидзе, сами отказались участвовать в конкурсе.

В настоящее время 20 из 28 мест в Верховном суде являются вакантными, включая пост председателя. После того, как Высший совет юстиции представит в Парламент список из 20 кандидатов, кандидатов в члены Верховного суда сначала выслушают на открытых слушаниях в Юридическом комитете. Затем каждый кандидат будет представлен на голосование на пленарном заседании парламента Грузии. Для назначения на должность судьи Верховного суда бессрочно, кандидат в судьи должен получить поддержку большинства всего состава членов Парламента.

This post is also available in: English (Английский) ქართული (Грузинский)

Show More

Related Articles

Back to top button