Новости

Конституционный суд частично удовлетворил иск бывшего госинспектора

Конституционный суд Грузии 17 ноября объявил, что частично удовлетворил иск бывшего государственного инспектора Лонды Толораия и народного защитника против Парламента. Суд установил, что безоговорочное увольнение государственного инспектора и его заместителей «без предложения адекватной, равноценной должности или выплаты справедливого компенсации не может соответствовать конституционным нормам защиты права на беспрепятственное осуществление государственной служебной деятельности».

Иск Лонды Толораия и народного защитника

Согласно разъяснению Конституционного Суда, «проблемой для истца является в целом не разделение Службы госинспектора на две самостоятельные службы в результате реформы, а реализация указанной реформы до 3 июля 2025 г., до истечения срока его полномочий».

В частности, истцами оспаривалась норма об упразднении Службы государственного инспектора, должности государственного инспектора и последующих последствий, а также изменения, целью которых является общее отражение законодательных изменений, вызванных упразднением Службы государственного инспектора и созданием Специальной следственной службы и Службы защиты персональных данных.

Истцы утверждали, что в марте 2022 года после упразднения Службы государственного инспектора и должности государственного инспектора, и увольнения инспектора и его заместителей не было сформировано новых органов, «качественно отличающихся от Службы государственного инспектора с точки зрения компетенций».

Кроме того, по их словам, несмотря на то, что квалификационные требования не были изменены и госинспектор полностью соответствовал всем требованиям, которые предъявлялись к руководителям новых служб, «полномочия государственного инспектора и его заместителей были прекращены безоговорочно».

Аргументация парламента

Согласно разъяснению Парламента Грузии, который был ответчиком по иску, целью изменений в отношении Службы государственного инспектора было улучшение эффективного институционального устройства последней, контроль за законной обработкой персональных данных при производстве следственных действий в рамках расследования в части расширения следственной подсудности и недопущения конфликта интересов.

Согласно аргументам Парламента, поскольку Служба государственного инспектора и должность инспектора не были институцией, определенной по Конституции, а службой, созданной на основании закона, Парламент Грузии имел дискреционное право «создавать независимый орган или органы, осуществляющие функции с аналогичным содержанием».

По пояснению ответчика, с принятыми изменениями на Специальную следственную службу были возложены функции по расследованию должностных преступлений, а следственная подсудность вновь созданной Следственной службы была расширена. Кроме того, на Службу защиты персональных данных возложена функция контроля за законностью обработки персональных данных, а также проведения негласно-розыскных действий и деятельности в области электронных коммуникаций.

Таким образом, «согласно позиции Парламента Грузии, оспариваемые нормы соответствуют критериям полезности, необходимости и узкой соразмерности вмешательства в конституционное право».

Обоснование Конституционного суда

В мотивировочной части КС поясняет, что в данном случае, исходя из вызовов и практических трудностей в государстве, упразднение одного ведомства и создание на его базе двух новых самостоятельных органов относится к дискреции законодательного органа. Кроме того, суд подчеркивает важность существования независимых органов по расследованию и защите персональных данных.

Суд также отмечает, что разделяет мнение о том, что именно избежание риска конфликта интересов государство ставило своей целью, когда в целях обеспечения большей самостоятельности Специальная следственная служба и Служба защиты персональных данных были институционально разделены.

Однако Конституционный Суд подчеркивает, что любое вмешательство в гарантированное Конституцией право занимать государственную должность, связанное с конституционными институтами и должностями, должно оцениваться особенно строго.

В частности, «в каждом конкретном случае суд должен оценивать, действовал ли законодательный орган в процессе реформ в соответствии с конституционными требованиями и принимал ли он меры по защите прав тех должностных лиц или уменьшения ущерба, гарантированный срок полномочий которых окажется под угрозой из-за проведения институциональной реформы».

Согласно разъяснению суда, поскольку прекращение полномочий государственного инспектора не было связано с какими-либо нарушениями или невыполнением должностных требований с его стороны, «предложение о назначении на должность руководителя Службы защиты персональных данных могло быть менее ограничительным средством права осуществлять свою государственную должность без перерыва».

Однако Конституционный суд отметил, что бывший государственный инспектор не был автоматически назначен руководителем одного из двух новых органов, созданных взамен упраздненного ведомства, ему не была предложена какая-либо должность, а также не было выплачено «справедливая компенсация», «что было бы важным механизмом снижения интенсивности вмешательства в право и с точки зрения минимизации вреда».

Что касается бывших заместителей бывшего госинспектора, суд пояснил, что, хотя их служебный статус не приравнивался к должности госинспектора, увольнение госчиновников в связи с проведением интенсивной реформы без предложения им равноценной должности и компенсации также не имело удовлетворяло реализации конституционного права занимать государственные должности.

Отличающаяся позиция

Дело рассматривала коллегия из 4 судей, один из которых — Георгий Кверенчхиладзе высказал иную позицию. В частности, по его мнению, неконституционными следует признать не отдельное нормативное содержание оспариваемых норм, а всю оспариваемую норму, как по части отдельных конституционных прав государственного инспектора и его заместителей, полномочия которых были прекращены до истечения законодательного срока, а также с учетом возросших общественных интересов в беспрепятственном выполнении возложенных на них функций.

По теме:

This post is also available in: English (Английский) ქართული (Georgian)

Back to top button