АналитикаПодробно

Статья 315: Хроника (несуществовавших?) заговоров

Tags

4 июля 2019 года Главная прокуратура Грузии утяжелила статью в деле, которое было возбуждено по событиям, происходившим 20-21 июня перед зданием Парламента в Тбилиси. В квалификацию дела, возбужденного по статье 225 Уголовного кодекса, которая касается организации, руководства и участия в организованном насилии, была добавлена статья 315 – организация мятежа и заговора с целью насильственного изменения конституционного строя Грузии.

На проведенном в следственном ведомстве брифинге было заявлено, что в ходе событий, развивавшихся в ночь с 20 на 21 июня у здания Парламента, «отдельные лица» планировали свергнуть и захватить государственную власть насильстыенным путем. Дополнительных доказательств прокуратура не представляла, но пояснила, что изучение по делу продолжается и что для этой цели уже были запрошены у телекомпаний и других средств массовой информации видео-аудио и фотоматериалы, отображающие события на проспекте Руставели. Прокуратура также добавила, что ведомство получило видеоматериалы с внешних камер наблюдения, установленных на зданиях частных и государственных учреждений.

Фото: Яна Корбезашвили/Civil.ge

Власти Грузинской мечты не впервые говорят о попытках дестабилизации и попытках государственного переворота со стороны оппозиции. Уже стало привычным явлением, когда тема государственного переворота выплывает на передний план в период перед выборами и становится частью избирательной кампании.

На протяжении многих лет представители различных ветвей власти делали подобные заявления о попытках политических оппонентов разжечь напряженность, беспорядки и противостояние в стране.

2018

Перед президентскими выборами 2018 года министр внутренних дел страны Георгий Гахария заявил, что оппоненты хотят добиться «каких-то результатов посредством напряженности и и повышения политической температуры».

«Мне в подробностях известен тот план, который планировался для подготовки дестабилизации и провокаций… Мы все выявили, знаем детально, кто, где, когда и что планировал, поэтому это будет невозможно», — говорил тогда министр Гахария.

С 2007 года по настоящее время расследование по статье 315 начиналось, как минимум, семь раз, но ни одно дело не было доведено до конца.

2017

Колокола тревоги прозвучали также и во время выборов в местные органы власти в 2017 году. В то время т.н. здание модуля на допрос вызвали одного из лидеров партии Европейская Грузия Гигу Бокерия и генерального директора телекомпании «Рустави-2» Нику Гварамия, которым заявили, что в рамках расследования по делу о государственном перевороте 2015 года в их отношении велась тайная слежка.

Вышедший после допроса Гига Бокерия заявил, что в связи с полученным от «руководства – команды Иванишвили» политическим заказом, органы, «которые должны охранять безопасность наших граждан и бороться со многими вызовами и проблемами, стоящими перед нашей страной, заняты… расследованием сфабрикованного бреда».

2016

Расследование по статье 315 Уголовного кодекса Грузии по делу заговора/мятежа с целью свержения и захвата государственной власти было начато также Службой государственной безопасности Грузии перед парламентскими выборам 2016 года.

Решение ведомства последовало за распространением на YouTube аудиозаписи, в которой, предположительно бывший президент Грузии Михаил Саакашвили беседовал с одним из тогдашних лидеров Национального движения Гигой Бокерия о развитии «революционного сценария».

2015

Тема свержения власти была популярной на грузинской политической сцене также и в 2015 году. Служба государственной безопасности в ноябре 2015 года начала расследование по статье 315. Расследование со стороны СГБ последовало за публикацией на одной из украинских сайтов, зарегистрированных в России, текста, который предположительно содержал стенограмму беседы между бывшим президентом Михаилом Саакашвили и одним из тогдашних лидеров Единого национального движения Гигой Бокерия в Стамбульском аэропорту. Текст стенограммы наряду с другими вопросами также касался плана нападения на сотрудников телекомпании «Рустави-2», чтобы вызвать массовые протесты в обществе.

2014

Правительство Грузинской мечты и в 2014 году говорило о попытке государственного переворота со стороны оппозиции. Тогдашний министр внутренних дел Александр Чикаидзе в интервью газете «Прайм тайм» в апреле 2014 года заявил, что Национальное движение планировало вызвать дестабилизацию с целью «свержения государственных институтов».

О том же самом говорил Чикаидзе также и интервью газете «Алиа» в сентябре 2014 года. Он утверждал, что Единое национальное движение планировало «дестабилизацию» в стране и для уличных акций протеста записалось шинами. Чикаидзе говорил, что оппозиционная партия, ее лидер экс-президент Михаил Саакашвили и связанные с ними НПО намеревались «создать хаос».

«Возможно, идет готовится заговор с целью захвата государственной власти», — заявил Александр Чикаидзе газете «Алиа».

Обмен ролями

Тема планов государственного переворота и дестабилизации со стороны оппозиции была актуальной также и в период правления Единого национального движения. Например, 26 мая 2011 года в качестве одной из причин разгона акции протеста оппозиционных партий была названа попытка государственного переворота со стороны оппозиции.

31 мая 2011 года в законодательном органе, где проходили дебаты по вопросу разгона акции протеста 26 мая тогдашними властями, представители тогдашнего парламентского большинства заявили, что власти «предотвратили» управляемую из России «авантюру», устроенную «политическими экстремистами», целью которых было осуществление государственного переворота посредством гражданской войны.

О попытке государственного переворота со стороны оппозиции власти Национального движения говорили также и во время разгона акции протеста 7 ноября 2007 года. Тогда депутаты от правящего Национального движения заявили, что оппозиция планировала преступление против государства.

«Эти кадры четко показывают, почему не желает часть оппозиции вести диалог, несмотря на то, что власти страны очень серьезно говорили о трех из четырех требований, почему сделали все для того, чтобы ситуация максимально обострилась», — говорила тогдашний председатель Парламента Нино Бурджанадзе.

Спустя несколько месяцев после этих событий Бурджанадзе присоединилась к оппозиции и возглавила ряд акций протеста с требованием отставки власти. Бурджанадзе возглавляла акцию протеста 26 мая 2011 года, которую ее бывшие соратники оценили как попытку государственного переворота и которую правоохранители разогнали с применением силы.

Тогдашний президент Грузии Михаил Саакашвили также говорил о попытке свержения конституционного порядка со стороны оппозиции, когда давал оценку силовому разгону демонстрации 7 ноября 2007 года правоохранителями.

«То, что произошло вчера, это не было нашим выбором, это был единственный и адекватный ответ на то заговор, который имел место против Грузии, грузинской демократии. Я подчеркиваю – попытку свержения конституционального строя, шагов, направленных против демократического строя в Грузии», — сказал он.

Тогда по обвинению в участии в заговоре с целью свержения государственной власти дело было возбуждено против нескольких политиков, в том числе, против лидера Лейбористской партии Шалвы Нателашвили. По тому же обвинению было начато расследование в отношении бизнесмена Бадри Патаркацишвили, который оказывал финансовую поддержку тогдашним протестам оппозиции, а его телевидение «Имеди» оказало информационную поддержку.

С каким результатом завершится последняя попытка прокуратуры и выявит ли она круг оппозиционеров, участвовавших в заговоре с целью свержения власти, покажет следствие и время. Факт, что в рамках расследований, которые начинались против политических оппонентов по обвинению в попытках государственного переворота и силового свержения конституционного строя, до этого времени никто не был наказан.

This post is also available in: English (Английский) ქართული (Грузинский)

Related Articles

Back to top button