Новости

АМЮГ: Обвинительный приговор Нике Гварамия необоснован

НПО Ассоциация молодых юристов Грузии (АМЮГ) заявила 3 ​​июня, что обвинительный приговор в отношении директора телекомпании «Мтавари архи» Ники Гварамия по делу телекомпании «Рустави-2» «необоснован», и что в его действиях, как директора телевидения «не было никаких признаков преступления».

Тбилисский городской суд огласил приговор по делу «Рустави-2» 16 мая и признал Нику Гварамия виновным по двум эпизодам злоупотребления должностными полномочиями по делу во время пребывания на посту директора телевидения. Один из эпизодов касается рекламного контракта, заключенного с компанией «Порше Центр» в феврале 2019 года, по которому, по утверждению прокуратуры, Ника Гварамия получил в собственность дорогостоящий автомобиль (76 700 евро). По этой части суд приговорил Гварамия к 3,5 годам лишения свободы.

Второй эпизод касается злоупотребления полномочиями со стороны Ники Гварамия в 2015 году, в ходе которого, по заявлению прокуратуры, телекомпания «Рустави-2» понесла убытки в размере 6 763 510 лари по рекламному контракту с компанией «Интер Медиа Плюс». За этот эпизод судья оштрафовал Гварамия на 50 000 лари, хотя более суровый приговор поглотил менее суровый. По этому же эпизоду суд признал виновным тогдашнего финансового директора телевидения Кахабера Дамения и оштрафовал его на такую ​​же сумму.

По данным организации, суд не ответил в вердикте на вопросы, которые существовали относительно стандартов предъявления обвинения, судебного разбирательства, стандартами вынесения обвинительного приговора, независимости и беспристрастности судьи.

АМЮГ раздельно рассматривает оба обвинительных приговора Гварамия, соразмерность приговора и вопросы уклонения судьи.

Так называемся автомобильный эпизод

По заявлению АМЮГ, оценки судьи в обвинительном приговоре Гварамия за приобретение автомобиля в личное пользование за счет компании противоречивы.

В частности, по заявлению организации, сам судья заявил, что Гварамия мог получить автомобиль в качестве премии, но пояснил, что он выбрал преступную схему, что «не имеет под собой правовых оснований и может рассматриваться как нелогичная аргументация».

Для АМЮГ непонятно, «почему у человека может возникнуть желание получить преступным путем то, что находится в пределах его/ее полномочий». «(Кроме того) суд считает допустимым для директора компании оформить премию самому себе, которая может быть выдана как в денежной, так и в неденежной форме».

Соответственно, АМЮГ считает, что получил бы ли Гварамия автомобиль в качестве премии, или другими активами телекомпании была бы оплачена стоимость автомобиля, в материальном смысле для «Рустави-2» это принесло бы идентичный результат, и нельзя считать это преступлением, предусмотренным в Уголовном кодексе.

Подчеркнув, что, критикуя позицию друга суда, судья сам заявил, что обоснование приговора является прямой обязанностью суда и оно должно основываться на законе и исследованных доказательствах, АМЮГ отметила, что в этом решении «не встречается такое обоснование, которое можно было бы считать основанием для вынесения обвинительного приговора по стандарту за пределами разумного подозрения».

Так называемой эпизод 2015 года

Согласно АМЮГ, стандарту за пределами разумного подозрения не удовлетворяет и обвинительный приговор, вынесенный по части обвинения по т.н. эпизоду 2015 года.

По заявлению организации, суд «всесторонне и объективно» не оценил текущие события вокруг «Рустави 2» в тот период, изменение правил размещения рекламы и их влияние получение компанией выручки.

В частности, по заявлению АМЮГ, судья объясняет передачу прав на коммерческую рекламу «Рустави-2» компании «Интер Медиа Плюс» тем, что ее владельцы были друзьями Гварамия и Дамения, и на этом основании постановляет, что изменение входило в личные интересы не телекомпании, а менеджмента.

По заявлению организации, несмотря на изменение правил размещения рекламы, судья лишь поясняет, что, несмотря на то, что последний квартал года является самым прибыльным для телевидения, в этот период 2015 года доходы «Рустави-2» резко сократились. Он связывает это с требованием менеджмента сниженной суммы от «Интер Медиа Плюс».

АМЮГ также не понимает доводы суда о том, что Ника Гварамия намеревался нанести ущерб телеканалу после того, как бывший владелец телеканала Кибара Халваши подал иск с требованием возвращения своей доли, в то время, когда суд пока еще не вынес решения по делу.

«Суд не задается вопросом, что если имелся умысел у обвиняемого на причинение вреда телекомпании, почему это продолжалось по времени, особенно после решения суда, когда реально должно было возникнуть ожидание изменение владельца у телекомпании, а не после подачи иска в суд».

Пропорциональность наказания

АМЮГ также обращает внимание на пропорциональность приговора Нике Гварамия о присуждении ему тюремного заключения и подчеркивает, что доводы суда в этой части особенно «необоснованны».

В частности, по заявлению организации, в качестве одного из аргументов для приговора Гварамия к лишению свободы судья приводит ранее высказанную им позицию о том, что «никаких штрафов он платить не будет». АМЮГ также поясняет, что правовые последствия уклонения от штрафов регулируются Уголовным кодексом Грузии.

Ссылаясь на тот же кодекс, АМЮГ подчеркивает, что при определении наказания судья должен учитывать его цели (восстановление справедливости, предотвращение нового преступления и ресоциализация преступника).

На этом фоне для АМЮГ также необоснованно, почему судья посчитал, что избрание штрафа для Гварамия в размере 50 000 лари за причинение компании миллионного ущерба соответствует цели приговора, а по т.н. автомобильному эпизоду «менее легкое наказание, чем лишение свободы, нецелесообразным».

Также организации непонятна аргументация суда о том, что домашний арест Гварамия «не смог бы застраховать риск совершения нового преступления, в то время, как он не был ранее судим и не предпринимал попыток нарушения условий залога или совершения нового преступления в ходе судебного разбирательства.

АМЮГ также отмечает, что если в свое время наложенный на Гварамия в качестве меры пресечения залог, сдерживал от совершения нового преступления, то почему даже домашний арест не мог застраховать этот риск.

Вопрос об уклонении судьи

По заявлению АМЮГ, судья не смог опровергнуть в приговоре подозрения общественности в его беспристрастности из-за его дружбы с одним из директоров холдинга, владеющего телекомпанией «Рустави-2», Зазой Гвелесиани.

«Судья не дал оценку возможной заинтересованности своего друга по направлению гражданского прав в результате вынесения приговора, для которого основой может послужить вынесенное им решение. Это бросает тень на нынешнюю систему правосудия в данном случае».

По заявлению организации, судья в противовес этому пояснил в приговоре, что не было никаких предпосылок для его уклонения от дела, предусмотренных Уголовно-процессуальным кодексом (59) и иных обстоятельств, которые могли бы поставить под сомнение объективность, и беспристрастность судьи не устанавливается только желанием стороны защиты и как минимум, должна удовлетворять стандарту, основанному на каких-нибудь фактических обстоятельствах.

Отметив, что «такая оценка бессмысленна», АМЮГ подчеркнула, что судья должен был оценивать вопрос «с точки зрения общественного восприятия, а не с личной точки зрения».

По теме:

This post is also available in: English (Английский) ქართული (Грузинский)

Back to top button