Новости

Суд признал недействительным увольнение сотрудника Агентства по охране культурного наследия

Неправительственная организация «Центр социальной справедливости» сообщила 26 октября, что Тбилисский апелляционный суд признал недействительным решение об увольнении главного специалиста по закупкам Национального агентства по охране культурного наследия при Министерстве культуры Гуги Гогадзе в январе 2022 года.

По заявлению организации, Апелляционный суд обязал агентство выплатить Гогадзе пропущенную зарплатув качестве компенсации со дня его увольнения до исполнения решения. Гогадзе также требовал компенсацию за то, что восстановить его в должности на данном этапе невозможно. Суд лишь частично удовлетворил его просьбу и обязал агентство выплатить Гогадзе дополнительно 3000 лари.

«Принятое судом решение о массовом увольнении является вторым прецедентом, который будет иметь особое значение для трудовых споров других уволенных работников сферы культуры. Тбилисский городской суд рассмотрит эти дела в ближайшие месяцы», — говорится в сообщении организации.

По данным «Центра социальной справедливости», Гуга Гогадзе — один из 70 человек, уволенных из различных ведомств министерства после назначения Теи Цулукиани министром культуры.


Показательно, что Тею Цулукиани после ее назначения министром культуры активно обвиняют в «преследовании» свободного мнения в подведомственных ей ведомствах и увольнении сотрудников «по политическим мотивам».

Подобные обвинения звучали и во время ее пребывания на посту министра юстиции. Например, по данным неправительственной организации «Международная прозрачность — Грузия» на февраль 2022 года, бюджету нанесен ущерб в размере 332 172 лари из-за «незаконного увольнения» сотрудников из системы в период пребывания Теи Цулукиани на посту министра юстиции.


Реакция Национального агентства по охране культурного наследия и ответ Центра социальной справедливости

26 октября Национальное агентство по охране культурного наследия отреагировало на «неточную» информацию, распространенную «Центром социальной справедливости», и заявило, что «похоже, стало тенденцией, что различные лица объявляют выигравшими проигранные иски против Министерства культуры или ее ЮЛПП».

По заявлению агентства, ложной является информация, будто Апелляционный суд признал недействительным приказ об освобождении Гуги Гогадзе. «Наоборот, суд как в первой, так и в апелляционной инстанциях отказал гражданину Гуге Гогадзе в восстановлении на прежней или равнозначной должности», — подчеркнуло агентство.

Ведомство также пояснило, что суд обязал агентство компенсировать Гогадзе вынужденно пропущенное рабочее время со дня его освобождения до исполнения решения. Кроме того, он частично удовлетворил требование истца о компенсации в размере 28 000 лари и обязал агентство выплатить ему только 3 000 лари.

27 октября Национальному агентству по охране культурного наследия ответили в «Центре социальной справедливости» и еще раз пояснили, что истец требовал отмены приказа об увольнении Гуги Гогадзе, полной компенсации дней пропущенных дней и компенсации за невозможность вернуться к работе на прежней или эквивалентной должности.

«Следует подчеркнуть, что Апелляционный суд полностью удовлетворил первые два требования — приказ об освобождении Гуги Гогадзе был признан недействительным, а агентству предписано выплатить ему компенсацию за принудительный пропуск работы», — отметили в «Центре социальной справедливости», добавив, что суд лишь частично удовлетворил их просьбу в части выплаты в виде компенсации дополнительно 28 000 лари — и обязал агентство выплатить 3 000 лари вместо запрошенной суммы.

«Информация, приведенная в заявлении агентства о том, что суд не удовлетворил ходатайство Гуги Гогадзе о восстановлении на работе как в первой, так и во второй инстанции, не соответствует действительности, поскольку в уточненном иске в первой инстанции ходатайства о восстановлении уже не содержалось», — заявила организация.

В «Центре социальной справедливости» также подчеркнули, что, учитывая, что решение суда первой инстанции не касалось восстановления Гогадзе на работе, указанное ходатайство не было и не могло быть предъявлено и в Апелляционном суде.

По заявлению организации, тот факт, что агентство не отрицает, что суд обязал выплатить за пропущенное рабочее время и компенсацию, «приводит к правовому нонсенсу», поскольку, если по оценке суда приказ об увольнении был законным, «не понятно, на каком правовом основании может быть основано требование о наложении на агентство выплатить компенсацию за принудительно пропущенное рабочее время».

Примечание: Материал обновлен 27 октября 2022 г. в 16:30 после получения отзывов от Национального агентства по охране культурного наследия и Центра социальной справедливости.

По теме:

This post is also available in: English (Английский) ქართული (Georgian)

Back to top button