Выборы 2018ИнтервьюКоментарии

Лора Торнтон: Надеемся, что кампания ко второму туру пройдет без негативных нападок

Tags

В Грузии 28 октября прошли президентские выборы. Наблюдательная миссия Национально-демократического института (НДИ) США наблюдала за президентскими выборами по всей стране.

Civil.ge беседовал с руководителем Офиса НДИ США в Грузии Лорой Торнтон, о дне голосования, предвыборной кампании и предстоящем втором туре.

Благодарим за интервью. 28 октября Грузия провела первый тур последних прямых президентских выборов. Международные наблюдатели, включая делегацию НДИ, заявили, что голосование было упорядоченным и хорошо организованным. Каковы ваши выводы относительно дня голосования?

Благодарю вас за интерес. Да, делегация действительно отметила, что день голосования прошел в мирной и упорядоченной обстановке, и на нее также произвело впечатление усердие и уровень подготовки представителей избирательных участков, конечно, за некоторыми исключениями. По сравнению с 2013 годом грузинские избиратели заслуживают похвалы за активность и приверженность к демократическому процессу (на президентских выборах), поскольку распространялось множество спекуляций по поводу того, что интерес избирателя будет низким. Выражались опасения, что активисты кандидатов в президенты, в основном, связанные с Грузинской мечтой, были у избирательных участков со списками избирателей. Это не является нелегальным и это обычная практика мобилизациии в других странах, но в контексте Грузии и в ходе предвыборного периода, когда распространялась информация о том, что публичным служащим было поручено кандидата Саломе Зурабишвили, которую поддерживает Грузинская мечта, это можно считать потенциальной угрозой. По сравнению с предыдущими годами мы получили много информации о передаче денег на руки, что вызывает беспокойство. Теперь, прежде чем мы сможем полностью оценить день голосования, мы должны дождаться решения по жалобам.

Как всегда, меня очень впечатлила работа организаций «Международное общество за справедливые выборы и демократию» (ISFED), «Международная прозрачность – Грузия»(TI), Ассоциация молодых юристов Грузии (GYLA) и Общегражданское движение «Многонациональная Грузия» (PMMG), которые усердно и самостоятельно наблюдали за процессом. Кроме того, очень важен параллельный подсчет ISFED, особенно тогда, когда конкурирующие стороны не доверяют официальным результатам. Результаты ISFED подтверждают результаты первого тура от ЦИК.

Что бы вы сказали о предвыборном периоде? В предварительной оценке вы отметили, что среда в ходе кампании была в целом мирной, но очень негативной. Как вы считаете, что было главной причиной в этом отношении?

Да, во время предвыборной кампании наличие такой негативной риторики является печальным, но это происходит не только в Грузии. Я думаю, что одним из вызовов также было то, как нужно проводить кампанию ради должности, у которой так ограничены полномочия и функции. Когда кандидаты пытались проводить кампанию по сути, их критиковали за такие обещания, которые они не смогли бы исполнить из-за ограниченных полномочий президента. Таким образом, для некоторых кампания охватывала ценности, что важно, но также и нападки на оппонентов. К сожалению, поддержка конкретных кандидатов со стороны основных вещателей способствовала такому разделению и обеспечила платформу для нападок.

Социальные медиа также стали удобным инструментом для распространения сообщений, содержащих враждебность и язык ненависти. Наблюдательные группы отметили, финансируемая реклама была распространена в больших объемах, в которых атаковали оппозицию, использовали оскорбительный и ругательный язык и мемы. Одной из мишеней сообщений в Facebook была также и Саломе Зурабишвили, которую наряду с другими именами также называли «предателем». Я поддерживаю законодательство Грузии о свободе слова, и я бы не изменила его. Но необходимо, чтобы политический дискурс был более конструктивным и продуманным. В противном случае, боюсь, что граждане Грузии станут более равнодушными к демократическим процессам, и это создаст опасное пространство для других нелиберальных сил.

В выводах вы также отметили, что в предвыборный период имели место «агрессивные, личные и беспрецедентные нападки» в отношении организаций гражданского общества. Что вы думаете об этом?

Одно дело негативные нападки между конкурентами, что неприятно, и второе — когда люди нападают на арбитров, которые лишь пытаются делать свое дело в качестве независимых наблюдателей. Как мы отметили в докладе, НПО также могут подвергаться критике, но такая критика должна основываться на очевидных доказательствах. То, что мы видели за последние недели до выборов, очевидно, были управляемыми нападками в отношении самых профессиональных и уважаемых организаций, во время которых их и их руководителей называли невежами, непрофессионалами, сторонниками партий,а также соучастниками фашизма. Распространялись даже обвинения в незаконных действиях. Я тесно сотрудничаю с этими организациями, и не вижу правды в этих обвинениях. GYLA, TI, ISFED и другие действуют профессионально, четко и с соблюдением прозрачных методологий, и свое дело всегда аргументируют доказательствами. Эти группы в ходе своей деятельности отмечают достижения и указывают на недостатки, что продолжаются уже много лет. Похоже, что некоторые не помнят, что, когда у власти находилось Национальное движение, они делали то же самое.

Я действительно не хочу спекулировать причинами таких усиленных нападок – было ли причиной этого желание подорвать почву у избирательного процесса и в целом правительства, или перенесение внимания от высказанной ими критики? Может быть. Но то, что я увидела, это то, что наратив в сегодняшней грузинской политике, так же как и в других местах, очень черно-белый, с менталитетом «с нами или против нас», и посредством распределения людей по разным лагерям. Если критикуешь, что ты в «другом» лагере. Это очень нездорово. Кроме того, на фоне укрепления одной партии и ослабления президента в Грузии, неправительственные организации остаются в качестве одного из последних контролирующих органов и попытки их дискредитации и подрыва почвы могут оказать долгосрочное влияние на демократическое развитие. Надеюсь, что руководство страны может показать положительный пример обществу, честно говоря, могут быть немного и толстокожими и поддержать неправительственный сектор даже в том случае, когда они очень критичны и иногда даже раздражительны, и признать ту важную роль, которую они играют в деле развития демократии.

Что вы могли бы сказать о медиа-среде перед выборами? В вашем докладе говорится, что медиа-среда была многообразной, хотя она была разделена по партийным признакам. Что бы вы сказали на эту тему?

В связи с медиа-средой есть несколько вопросов. Во-первых, как и в моей стране, некоторые основные вещатели разделены по партийным признакам. «Рустави-2» и «Имеди» не постеснялись выразить партийную поддержку. Таким образом, эти процессы прозрачны, и большинство граждан понимает, что имеет место предвзятость. Это не помогает общему доверию, но наши исследования постоянно показывают, что почти 70% грузин верят, что основные телекомпании распространяют дезинформацию.

Во-вторых, вещатели, в частности, региональные вещатели говорят о сложной финансовой ситуации. В то время как основные вещатели не могут делать прибыльный бизнес, инвестирование в журналистов и программы, политические цели превращаются в де-факто raison d’etre. «Рустави-2» также имеет правовые проблемы в отношении права собственности на телекомпанию, и его дело рассматривается в Страсбурге.

В-третьих, во время этой кампании мы увидели, что партийные лидеры атакуют «Рустави-2», относительно слабее «ТВ-Пирвели». Кроме того, председатель партии описывает, какой прогресс и развитие были бы в Грузии, если бы не существовало «Рустави-2», что представляет телекомпанию в качестве главной причины ненастий в стране. Хочу ли я видеть более профессиональную и сбалансированную информацию в Грузии? Конечно. В то же время важно, чтобы «Рустави-2» и другие имели возможность работать. Многообразные и свободные медиа, вместе с неправительственными организациями представляют собой важный контроль системы власти.

Сейчас мы готовимся к проведению второго тура выборов, который, вероятно, будет не менее конкурентным. Есть ли у вас какие-либо рекомендации к участвующим в выборах сторонам?

У нас их много. Боюсь, что с учетом близости конкурентов друг к другу по полученным в первом туре голосам риторика и напряженность еще больше возрастут. Надеюсь, что в ходе их кампаний и освещения в СМИ негативные нападки и разжигание страхов не будет иметь место, и вместо этого фокус будет направлен на ценности кандидатов, президентский видениях и на то, как они намерены представлять грузинский народ с самой высокой избирательной должности страны.

Как мы отметили в нашем заявлении, мы призываем высокопоставленных должностных лиц прекратить нападки на НПО и надеемся, что международное содружество также осудит эти нападки, защитит и поддержит гражданские группы. Я рада, что ЕС, Великобритания, БДИПЧ и Совет Европы сделали это в своих заявлениях и интервью. До второго раунда, по-видимому, вновь будут опасения по поводу использования административных ресурсов. Можно приветствовать, что премьер-министр опубликовал письмо, в котором определены правила поведения публичных служащих. Это должно сопровождаться некоторым механизмом мониторинга и и должно быть задействовано. Насильственные инциденты, которые имели место в Ахалкалаки и Каспи, должны быть расследованы быстро и тщательно, а виновные привлечены к ответственности, чтобы это стало посланием перед выборами, что насилие неприемлемо, что это повлечет быстрое и строгое реагирование и что перед выборами это не имеет места.

В нашем заявлении содержатся несколько долгосрочных рекомендаций, таких как поправки к Избирательному кодексу, а также реформы, связанные с Межведомственной комиссией по обеспечению свободных и справедливых выборов, Службой государственного аудита, Национальной комиссией Грузии по коммуникациям и другое. Однако основные вызовы на выборах в Грузии не могут быть решены с помощью технических и правовых изменений, это уже укоренившиеся вопросы. Неравные условия, злоупотребление административными ресурсами, запугивание, вредная и агрессивная риторика — решение всего этого требует политической воли. Для меня — это возможность, чтобы прорвать круг и усилить доверие общества к демократическому процессу.

This post is also available in: English (Английский) ქართული (Грузинский)

მსგავსი/Related

Back to top button