Placeholder canvas
НовостиПодробно

Арест Зуры Нижарадзе за наркопреступление возобновил критику в отношении наркополитики Грузии

11 ноября правоохранители задержали молодого человека Зуру Нижарадзе за хранение нескольких видов клубных наркотиков, и этот случай стал еще одним делом, вызвавшим волнения по поводу наркополитики, проводимой Грузией. За этим фактом последовала реакция гражданского общества и политиков, а в соцсети проводится кампания, цель которой поддержать Нижарадзе и помочь в покрытии судебных расходов.

Что произошло?

26-летнему Нижарадзе, находящемуся сейчас в предварительном заключении, грозит от 8 до 20 лет лишение свободы или бессрочное заключение по части 6 статьи 260 Уголовного кодекса Грузии, которая предусматривает наказание за хранение наркотических средств «в особо крупных размерах».

По словам его адвоката Нино Лалиашвили, прокуратура обвиняет Нижарадзе в хранении клубных наркотиков МДМА, ЛСД и кетамина. По ее словам, в обвинении, которое предъявлено Нижарадзе, продажа средств не фигурирует.

После задержания Нижарадзе как местные неправительственные организации, так и клубы, представляющие значительную часть молодежи, выступили с заявлениями по этому делу и по поводу наркополитики Грузии в целом.

Заявление Центра социальной справедливости

В ответ на задержание Нижарадзе и возможный арест, 15 ноября Центр социальной справедливости опубликовал заявление под названием «Наркополитика нуждается в системной реформе», которое подписали восемь других организаций и которое призывает правительство «начать фундаментальную и реальную реформу действующей наркополитики».

«Наркополитика в Грузии по-прежнему является репрессивной и основана на логике наказания наркозависимых и полицейского контроля», – говорится в заявлении. Оно обращает внимание на строгость законодательства и заявляет, что «почти 24% лиц в пенитенциарных учреждениях Грузии отбывают наказание за преступления, связанные с наркотиками».

НПО считают, что восприятие правительством угрозы, которую представляют собой наркотики, часто преувеличено, а предотвращение реальных проблем может быть упущено из виду. «Представители государства часто объясняют строгие наказания за преступления, связанные с наркотиками, высокой общественной опасностью деяния. Однако проблемы, связанные с наркотическими средствами, не должны ограничиваться уголовно-правовым регулированием и должны рассматриваться с точки зрения общественного здравоохранения», – говорится в заявлении.

В частности, согласно заявлению, дело Нижарадзе еще раз демонстрирует три острые проблемы наркополитики страны:

  • Суровые приговоры – «В отсутствие цели продажи, даже нижний порог тюремного заключения высок, что показывает, что наркополитика остается ориентированной на наказание». Согласно заявлению, в некоторых случаях хранение наркотиков для личного употребления может повлечь за собой более длительные сроки тюремного заключения, чем насильственные преступления, такие как непредумышленное убийство (от 10 до 15 лет) или изнасилование (от 6 до 8 лет).
  • Несправедливые количества – «Количество наркотических средств в Грузии расписаны несправедливо. Низкими являются как начальный порог количества для уголовного преступления, так и крупные и особо крупные размеры», – говорится в заявлении, – «Подобный вид распределения ставит хранение даже небольшого количества наркотиков в рамки уголовного закона, что приводит к жесткому вмешательству в личную жизнь и нарушению права на свободное развитие человека».
  • Тенденция к использованию тюремного заключения как меры пресечения – неправительственные организации утверждают, что тюремное заключение, как меру пресечения, следует применять только тогда, когда существует объективная необходимость в беспрепятственном и надлежащем осуществлении правосудия, безопасности общества, его конкретного члена, до вынесения приговора. «Количество наркотических средств и тяжесть преступления не создают автоматически законного основания для применения тюремного заключения», – говорится в заявлении.

Неправительственные организация на основе международной практики заявляют, что подход «войны» к наркотикам бесполезен и не приводит к снижению уровня употребления наркотиков в странах. «Напротив, это усугубляет социальные и экономические проблемы страны, усиливает стигматизацию и вызывает особую изоляцию потребителей наркотиков».

Неправительственные организации считают, что для улучшения наркоситуации и гуманизации наркополитики необходимо предпринять следующие шаги:

  • Исполнительная и законодательная власть должна обеспечить пересмотр и смягчение наказаний за преступления, связанные с наркотиками, и дополнительных механизмы, которые ограничивают права;
  • Для реализации решений Конституционного суда Парламент Грузии должен внести соответствующие законодательные изменения в Уголовный кодекс;
  • Конституционный суд должен рассматривать в оптимальные сроки конституционные иски и представления, связанные с наркопреступлениями и административными правонарушениями;
  • Суды общей юрисдикции должны использовать механизм обращения в Конституционный суд вместо вынесения несправедливого и несоразмерного приговора.

Заявление клуба «Хиди»

14 ноября один из ведущих клубов Тбилиси «Хиди» опубликовал заявление в поддержку Зуры Нижарадзе. «Жесткая наркополитика в Грузии очень осложняет жизнь ее граждан. Зура Нижарадзе является печальным примером этой политики, и проведение такой ненадлежащей политики по отношению к нему подчеркивает системную несправедливость в правовой системе». В заявлении также говорится, что подчеркнуто жесткий характер наркополитики отражается в ее «непропорциональном наказании», согласно которому Зуре Нижарадзе грозит от 8 до 12 лет или пожизненное заключение за «хранение наркотических средств, предназначенных для личного употребления».

Другие клубы также отреагировали на этот случай и выразили поддержку Зуре Нижарадзе. Некоторые из них, в том числе «Хиди», призвали людей сбору денег, чтобы «обеспечить средства эффективной защиты его прав».

Отклики политиков

Вышеупомянутую озабоченность разделили грузинские политики, в том числе лидер партии «Гирчи – больше свободы» Зура Джапаридзе и депутат Парламента от «Гирчи» Иаго Хвичия. Таким образом, «репрессивная наркополитика» Грузии вновь стала предметом дискуссий и недовольства, поскольку после ареста Нижарадзе на улицах Тбилиси появились плакаты, задающие риторический вопрос «Что делать Зуре в тюрьме?».

Наркопреступления и другие виды преступлений

Арест Нижарадзе возобновил дискуссию о целесообразности суровых наказаний за преступления, связанные с наркотиками, особенно с учетом существующих наказаний за другие преступления.

  • Доведение до самоубийства (статья 115) — наказывается лишением свободы на срок от двух до четырех лет;
  • Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее смерть человека (статья 117) – наказывается лишением свободы на срок от пяти до восьми лет;
  • Изнасилование (статья 137): наказывается лишением свободы на срок от шести до восьми лет;
  • Пытки (статья 144): наказываются лишением свободы на срок от семи до десяти лет,

Сторонники Нижарадзе и более либеральной наркополитики считают, что тюремное заключение на срок от 8 до 20 лет или пожизненное заключение за хранение наркотиков является непропорциональным и несоответствующим.

Наркополитика Грузии

Закон Грузии «О наркотических средствах, психотропных веществах, прекурсорах и наркотической помощи» определяет «малые», «крупные» и «особо крупные количества» наркотических средств. В случае с Зурой Нижарадзе прокуратура указывает о хранении следующего количества наркотиков:

  • МДМА: 0,05 г (малое количество), 0,5 г (крупное количество) и 1 г (особо крупное количество) – прокуратура обвиняет Нижарадзе во владении «в особо крупном количестве» (1,4628 грамма);
  • Лизергиновая кислота (ЛСД): 0,00002 г (малое количество); 0,0002 г (крупное количество) и 0,001 г (особо крупное количество) – Нижарадзе обвиняется в хранении «крупного количества» (0,000105 грамм);
  • Кетамин: 0,1 г (малое количество); 1 г (крупное количество) и 10 г (особо крупное количество) – Нижарадзе обвиняется в хранении «крупного количества» (4,76617 грамма).

Оппоненты говорят, что юридическое определение количества неадекватно, как и соответствующее наказание.

В статье 260 УК «О незаконном изготовлении, производстве, приобретении, хранении, перевозке, пересылке или продаже наркотического средства, его аналога, прекурсора или нового психоактивного вещества» указано, что такое преступление наказывается лишением свободы на срок до шести лет. Если те же деяния совершены при отягчающих обстоятельствах, например «в особо крупном количестве» или «организованной группой», – наказание – лишение свободы на срок от восьми до двадцати лет или бессрочное лишение свободы. Однако закон не разграничивает цели наркопреступлений (кроме хранения каннабиса для личного пользования до 0,1315 грамма), таких как личное употребление или сбыт, и предусматривает одинаковое уголовное наказание.

Последние законы изменились и стали еще жестче в 2021 году после того, как Парламент принял поправки, которые почти удвоили наказания за преступления, связанные с наркотиками.

Дело Зуры Нижарадзе – одно из последних дел, результатом которых стало продолжение давно начатой ​​дискуссии о наркополитике правительства.

12 мая 2018 года правоохранители провели обыск в двух ночных клубах Тбилиси «Басиани» и «Галери» после того, как получили информацию о предполагаемом факте продажи наркотиков. Десятки молодых людей, собравшихся снаружи, рассказали журналистам, что полиция применила против них непропорциональную силу. В ходе рейда было задержано более двадцати человек. За рейдом последовали массовые протесты в Тбилиси.

В 2017 году Мамука Бердзенишвили был задержан за хранение 2 граммов МДМА. 21 марта 2018 года его приговорили к восьми годам лишения свободы. Через несколько дней после вынесения приговора Национальная платформа наркополитики, объединяющая 41 неправительственную организацию, призвала Парламент поддержать инициативу гражданского общества по декриминализации личного употребления наркотиков и хранения небольших количеств наркотиков, но безрезультатно.

В том же году Георгий Гиорганашвили был приговорен к восьми годам лишения свободы за хранение 0,375 грамма опиата бурпренорфена (субутекс). «Движение белого шума» в тот период было влиятельным движением, протестовавшим против «бесчеловечной» наркополитики Грузии.

Какова ситуация сейчас?

Наркополитика остается в общественной повестке дня Грузии, хотя еще неизвестно, насколько дело Зуры Нижарадзе будет иметь какое-либо влияние. Однако Грузию время от времени упоминают в связи с некоторыми проблемными аспектами ее законодательства, связанного с наркотиками. В августе 2023 года Центр социальной справедливости опубликовал годовой отчет о наркоситуации в стране, где подчеркивается, что наркозаконодательство по-прежнему направлено на использование карательных механизмов, а не профилактических мер, и в нормативных актах, регулирующих наркопреступность, существенных изменений не произведено.

This post is also available in: English (Английский) ქართული (Georgian)

მსგავსი/Related

Back to top button