Новости

КСГ постановил, что часть ограничений в отношении Ковид-19 является конституционной

Конституционный суд Грузии постановил (КСГ) 11 февраля, что большинство юридических процедур, которые позволяют исполнительной власти сохранять ограничения в связи с пандемией Ковид-19, являются конституционными.

Истцы, которые обращались в суд в мае и июне прошлого года, ставили под сомнение конституционность тех законов или постановлений, которые были приняты с целью управления кризисом в системе общественного здравоохранения, которые позволяют правительству ограничивать права собственности, свободу передвижения, свободу собраний и свобода труда, а также вводить в действие новые регуляции в нарушение существующих законов.

Истцы утверждали, что принятое законодательство не соответствует конституционным стандартам по ограничению основных прав и свобод, поскольку Парламент заранее не провел надлежащие процедуры для предоставления соответствующих полномочий правительству. Истцы заявляют, что, по сути, правительство получило возможность произвольного принятия решений, таких как т.н. «де-факто» комендантский час.

По заявлению истцов, ограничение физической свободы лица допускается только с привлечением судебной власти. В противовес этому — оспариваемые нормы возлагают на исполнительную власть решение вопроса о помещении человека в изоляцию/карантин.

Суд не поддержал большинство аргументов истцов, заявив, что изоляция лиц, предусмотренная постановлением правительства от мая 2020 года, не является ограничением свободы личности, гарантированной Конституцией. По аргументам судей, лица, помещенные в карантин/изолированные, менее ограничены в своей свободе, так как они могут использовать любой вид коммуникационных средств и Интернет в любых целях без каких-либо ограничений.

Однако суд счел неконституционным ограничение исполнительной властью трудовых прав и заявил, что такое изменение должно было быть принято в результате поправки к Органическому закону (Трудовой кодекс Грузии).

Риски против демократических принципов

Судья Георгий Кверенчхиладзе выразил иное мнение относительно той части, в которой суд признает конституционным ограничение прав собственности, а также свободы передвижения и собраний. Судья заявил, что делегирование таких полномочий исполнительной власти является неконституционным, поскольку «сам Парламент Грузии не принимал решения по таким принципиальным вопросам, как содержание и масштабы ограничения, его характер и интенсивность».

По его словам, наделение исполнительной власти такими полномочиями «создает реальную угрозу игнорирования закрепленного в Конституции принципа демократического управления и распределения власти, и создает благоприятные предпосылки для принятия единоличных/произвольных решений».

Эдуард Марикашвили, юрист и один из истцов, разделил доводы Кверенчхиладзе, отметив, что суд изменил прежнюю «твердую, последовательную практику», которая устанавливала стандарт делегирования полномочий.

По его словам, что сдержанность Судейской коллегии дать струю оценку решению власти также вызывает подозрения по поводу потенциального влияния и лояльности. Марикашвили заявил «Civil.ge», что решение суда может быть связано с назначением двух членов коллегии — судей Васила Роинишвили и Хвичи Кикилашвили в прошлом году в результате спорных и непрозрачных процессов».

Правительство Грузии ввело ограничения для предотвращения распространения коронавируса в марте 2020 года и, в зависимости от эпидемиологической ситуации, время от времени смягчает или ужесточает их.

This post is also available in: English (Английский) ქართული (Грузинский)

მსგავსი/Related

Back to top button