Коментарии

Интервью с Джиллиан Стирк, главой Миссии наблюдателей БДИПЧ в Грузии

31 октября население Грузии изберет Парламент десятого созыва. Выборы проходят по существенно измененной избирательной системе. Согласно принятым летом поправкам в Конституцию, Парламент следующего созыва будет укомплектован из 120 депутатов (вместо 77), избранных по пропорционально-партийным спискам, и 30 депутатов (вместо 73), избранных по мажоритарным правилам.

Для обсуждения предвыборных процессов в стране мы обратились к главе Международной миссии по наблюдению за выборами БДИПЧ/ОБСЕ в Грузии Джиллиан Стирк.

Наблюдательная миссия БДИПЧ начала свою работу 25 сентября. Расскажите, пожалуйста, как и на каких уровнях будет наблюдать за октябрьскими выборами ваша миссия? На что в этом процессе ваша миссия обращает особое внимание?

В нашей миссии есть 13 экспертов, которые работают из Тбилиси, а также 27 долгосрочных наблюдателей, распределенных по всей стране. Наша миссия наблюдает за процессом как на национальном, так и на региональном уровнях. В команду, работающую в Тбилиси, также входят аналитики по политическим, избирательным, юридическим вопросам и аналитики СМИ, заместитель руководителя миссии и я. В нашей миссии также работают около 30 грузинских сотрудников.

Мы наблюдаем за такими вопросами, как Избирательная администрация; выполнение принятых летом изменений в Избирательный кодекс, в целом избирательная кампанию и финансы кампании. Мы также наблюдаем за предполагаемыми случаями нарушения Избирательного кодекса или возникших споров. Мы также наблюдаем за освещением процессов в СМИ.

Наша миссия встречается с официальными лицами, мы уже встречались с генеральным аудитором, генеральным прокурором, парламентским Комитетом по юридическим вопросам, а также с Министерствами иностранных дел, здравоохранения и внутренних дел. У меня был также телефонный разговор с премьер-министром. Мы встретились с довольно большим количеством политических партий – с около 20 партиями, и мы готовы встретиться со всеми, кто пожелает встретиться с нами. Мы также встречаемся с гражданским обществом. В Грузии сильное гражданское общество, и мы также слушаем представителей множества различных организаций.

Мы находимся здесь уже около трех недель и сейчас начинаем создавать полную картину о периоде избирательной кампании. В то же время, как я уже сказала, у нас есть долгосрочные наблюдатели в регионах, которые на региональном уровне делают то же, что и мы здесь, в Тбилиси.

Буквально несколько дней назад БДИПЧ объявило об отмене краткосрочного плана наблюдения для миссии в Грузии. Каким образом повлияет отсутствие 350 краткосрочных наблюдателей в день выборов на эффективность вашей миссии?

Как вам известно, миссия БДИПЧ в Грузии — не единственная миссия, у которой не будет краткосрочных наблюдателей. Такая же обстановка и с выборами в других государствах-участниках ОБСЕ. Нам не удалось мобилизовать 350 краткосрочных наблюдателей, необходимых для содержательного наблюдения. Конечно, этому способствовали и различные ограничения на поездки во время пандемии.

Что это значит для нашей миссии — мы продолжаем делать ту работу, ради которой прибыли сюда. С точки зрения наблюдения за предвыборный периодом отсутствие краткосрочных наблюдателей действительно ничего не меняет. У нас есть долгосрочные наблюдатели, которые ежедневно фиксируют то, что они наблюдают. Они встречаются с местными властями, Избирательной администрацией, включая окружные и участковые избирательные комиссии, местными политиками и так далее. Они записывают информацию о возможных нарушениях. Несмотря на то, что в день выборов мы не сможем проводить всестороннее наблюдение, мы все же посетим ограниченное количество избирательных участков.

Это означает, что мы не сможем провести системный анализ во время наблюдения, но мы все равно будем прибегать к качественному, а не количественному наблюдению в день выборов.

Хочу подчеркнуть, что отсутствие краткосрочных наблюдателей фундаментально не меняет наших наблюдений. Я считаю, что наша деятельность в предвыборный период и в поствыборный период очень важна с точки зрения общего воздействия на процесс. На второй день после выборов мы опубликуем предварительное заявление, которое отразит результаты наших наблюдений. Затем будет опубликован окончательный доклад, который будет готов через несколько недель после выборов.

Президентские выборы 2018 года оказались для Грузии довольно сложными. В своем итоговом докладе тогда БДИПЧ представило властям Грузии ряд рекомендаций, в том числе, о сбалансированном представительстве в избирательных комиссиях, изменении процедур рассмотрения жалоб и эффективном надзоре за финансированием избирательных кампаний. Насколько Грузия удовлетворяет этим рекомендациям к предстоящим выборам?

Я думаю, вы подняли здесь очень важный вопрос о роли БДИПЧ. Мы всегда отмечаем, что мы здесь не только для того, чтобы наблюдать за текущими событиями в день выборов. Мы здесь, чтобы наблюдать за периодом избирательной кампании, предвыборным периодом, который в некоторых отношениях часто почти так же важен, как день выборов. Наша роль не заканчивается завершением выборов. Мы готовим заключительный доклад, который включает ряд рекомендаций по возможным улучшениям в процедуре выборов. Вскоре будет опубликован промежуточный доклад, в котором один из вопросов, на котором мы акцентируем внимание, заключается в том, насколько власти учли предыдущие рекомендации БДИПЧ.

Конечно, мы смотрим на каждые выборы через призму самих этих выборов, но мы также обратим внимание на то, в какой степени были приняты рекомендации, разработанные БДИПЧ после предыдущих выборов.

Естественно, некоторые рекомендации были учтены во время принятий избирательных изменений весной и летом, но другие (рекомендации) еще предстоит рассмотреть; Грузины должны решить, как они хотят выполнять эти рекомендации.

О каких основных вызовах и улучшениях говорят на встречах с вами? Что больше всего беспокоит политических игроках, с которыми вы встречаетесь во время избирательной кампании?

Я бы сказал, что не все стороны по-разному смотрят на ситуацию. Многие из них хотят рассказать о своих политических платформах и вопросах, на которые они обращают внимание во время выборов. У некоторых из них есть вопросы о прозрачности финансирования избирательной кампании. Мы выслушали обвинения о запугивании и насилии.

Местные и международные наблюдатели годами отмечали поляризацию грузинских СМИ, особенно перед выборами. Как бы вы охарактеризовали медиа-среду Грузии перед парламентскими выборами 31 октября?

Думаю, было бы справедливо сказать, что СМИ поляризованы в определенной степени. Не думаю, что это неожиданно для кого-нибудь. Мы всегда надеемся, что во время выборов проходили бы здоровые дебаты, но степень поляризации влияет на то, какая информация доходит до общественности. Я думаю, что это не так уж типично для Грузии.

Несколько месяцев назад мы стали свидетелями утечки предположительно избирательных личных данных. Однако ЦИК отрицала, что информация была украдена у Избирательной администрации. Тема иностранного вмешательства в выборы актуальна во всем мире. На ваш взгляд, насколько Грузия готова противостоять вмешательству внешних сил в выборы? Насколько к этому готова Избирательная администрация?

Было бы несправедливо комментировать общую готовность Грузии в этом отношении, поскольку с момента моего приезда в Грузию прошло всего три недели. Однако могу сказать, что в разговоре с нами власти подняли этот вопрос как проблему, которую хорошо понимают. Это не такой вопрос, который беспокоил бы только Грузию. Было приятно услышать, что (в Грузии) хорошо осведомлены о вызовах кибербезопасности.

Миссии по наблюдению уже много лет говорят об участии в выборах недостаточно представленных групп — женщин, этнических и религиозных меньшинств, а также ЛГБТ сообщества. Что Вы думаете об этом?

Это очень важный вопрос для БДИПЧ и для меня лично, поскольку я также работал над вопросами инклюзивности и разнообразия и в своей стране. Мы обратили внимание на решение о том, что каждый четвертый кандидат должен быть противоположного пола, и, насколько мне известно, недавно суд постановил, что это реально касается только женщин, а не мужчин. Мы рассматриваем этот механизм как положительный шаг к вовлечению большего числа женщин в политику. Что касается вовлеченности национальных меньшинств, мы наблюдаем за этим. У нас есть эксперт по национальным меньшинствам, который присоединится к нашей миссии на следующей неделе, и он сосредоточится именно на этом вопросе. Я рада, что вы подняли этот вопрос, потому что на следующей неделе у меня запланирован ряд встреч с различными организациями, занимающимися проблемами женщин, национальных меньшинств, людей с ограниченными возможностями и других групп. Это действительно будет вопрос, на котором мы сосредоточимся в контексте выборов.

До выборов осталось менее трех недель. Что бы вы посоветовали Грузинской мечте и оппозиционным партиям?

Мы всегда надеемся, что наше присутствие здесь и проделанная нами работа могут способствовать открытому и прозрачному избирательному процессу.

В связи с этим лидеры политических партий несут особую ответственность за действия в соответствии с международными обязательствами и ожиданиями, а также национальным законодательством.

Напряженность в предвыборный период всегда нарастает, и это не характерно только для Грузии. Однако все же хочу напомнить всем, что здесь на весы поставлена ​​здравие избирательного процесса. Мы бы посоветовали всем заинтересованным сторонам содействовать укреплению демократического процесса своими действиями.

This post is also available in: English (Английский) ქართული (Грузинский)

მსგავსი/Related

Back to top button