Новости

Заявления представителей правящей команды по поводу порта Анаклия

Tags

Развивающиеся вокруг TBC банка события породили вопросы по поводу  реализации проекта глубоководного порта Анаклия на Черноморском побережье Грузии. Несмотря на заявления официальных лиц властей о том, что реализация проекта является одним из их главных приоритетов, сделанные ими за последние время заявления способствуют появлению определенной неясности. Civil.ge предлагает эти заявления политиков.

Предыстория

Глубоководный порт Анаклия – это проект стоимостью 2,5 миллиарда долларов США, главным партнером которого является один из учредителей TBC банка Мамука Хазарадзе.

Право на реализацию проекта глубоководного порта Анаклия в 2016 году получил совместный консорциум TBC Холдинга и американской компании Conti International. Первые работы в Анаклия начались в 2017 году.

Мамука Хазарадзе и его бывший заместитель Бадри Джапаридзе в феврале этого года покинули свои должности в Наблюдательном совете TBC банка на основании требования Национального банка Грузии. Параллельно Прокуратура проводит расследование против них по поводу их возможного участия в отмывании денег.

Хазарадзе заявляет, что события вокруг TBC банка и обвинения против них усложняют мобилизацию средств, необходимых для реализации проекта Анаклия.


Мамука Бахтадзе — премьер-министр Грузии (8 марта): «Хочу в очередной раз подтвердить, что проект Анаклии является стратегически важным проектом для нашего правительства. Об этом я говорил также в Брюсселе и спасибо нашим европейским партнерам за то, что проект идентифицирован в списке приоритетных инвестиций ЕС. В то же время, я хотел бы поблагодарить международные финансовые институты, которые смотрят на этот проект с высокой перспективы… Исходя из этого, я хотел бы задать очень логичный вопрос — как можно, чтобы после этого повернулся язык у кого-нибудь и заявить, что правительство Грузии не хочет реализовывать проект порта Анаклия?! Это самая дешевая политическая спекуляция и в то же время безответственность, о которой я слышал в последнее время. Если кто-то осознает, в чем важность развития глубоководного порта в Грузии, и в то же время является полным ответственности гражданином, он не позволит себе этого».


Ираклий Гарибашвили — политический секретарь «Грузинской мечты» (5 марта): «Что касается порта Анаклия, прошло три года, и как я помню, этот тендер (TBC Холдинг) выиграл в 2016 году, и почему нарушены сроки и почему не началось строительство этого порта? Не было ли проблемой то, что они не смогли вовремя получить финансирование или проект не был интересен для финансирования? Я не знаю, эксперты заинтересуются этим… ».


Георгий Гахария — министр внутренних дел (6 марта): «Я, как вице-премьер и бывший министр экономики, очень хорошо понимаю, что означает глубоководный порт Анаклия для будущего этого государства и экономического будущего. Сегодня, будучи министром внутренних дел и представителем силовой структуры, также очень хорошо понимаю, что означает глубоководный порт анаклия для архитектуры безопасности нашей страны – это критически важный компонентом. Вообще глубоководный порт Анаклия — это будущее этой страны, и мы говорим как об экономике, также и о безопасности. Крайне печально, что со скандалами, какими-то теориями заговоров, люди пытаются избежать своих обязательств и тем самым нанести ущерб государственным интересам».


Арчил Талаквадзе — лидер парламентского большинства (6 марта): «В связи с тем, что сторона в качестве одного из главных аргументов приводит вопрос порта Анаклия и ведутся постоянные разговоры, не связано ли это дело с вопросом глубоководного порта Анаклия, я хочу подчеркнуть и однозначно заявить, что это один из важнейших проектов для экономики и безопасности государства, для успешной реализации которого государство делало и делает все, несмотря на то, какие будут настроения и частные интересы у различных лиц в связи с этим проектом».


Георгий Кобулия, министр экономики Грузии (7 марта): «Негативный фон, который возник сегодня в связи с Мамукой Хазарадзе и Бадри Джапаридзе, еще больше осложняет инвесторам собрать тот минимальный капитал, который необходим для того, чтобы этот проект сдвинулся с места. Но привлечение и сбор частных средств для этого проекта было сложным делом в течение определенного времени, и до того тоже, пока эти проблемы возникли бы (государство затягивает выполнение своих обязательств). Мы выполним абсолютно все обязательства, как только увидим, что собран минимальный частный капитал, и как только мы увидим, что мы получили финансовую поддержку от финансовых институтов».


Иване Мачавариани — министр финансов Грузии (7 марта): «Государство выполнило большую часть обязательств по этому проекту (Анаклия), или находится в процессе выполнения, и мы ожидаем такой же динамики от частных инвесторов. Мы также будем постепенно делать в соответствии с тем, какую динамику увидим со стороны частного сектора. Тут речь идет о крупных суммах, у нашей страны просто нет такой роскоши, чтобы встать и выкинуть несколько сот миллионов (в этот проект), а потом годами ждать частного инвестора. Это деньги ведь будут потеряны? Нам нужна динамика с той стороны, чтобы мы также осуществили свои обязательства… Тут есть крупный частный компонент, это более важно по сумме, чем государственная контрибуция, но и у государства также крупный (компонент в финансировании). В частной стороне, естественно, мы хотим, чтобы существующий консорциум привлек суммы, привлек инвесторов и чтобы этот проект состоялся. Соответственно, ничего не меняется в связи с проектом Анаклия. Мы видим проект анаклия так же, как видели несколько лет назад, когда родилась эта идея и этот проект».


This post is also available in: English (Английский) ქართული (Грузинский)

Back to top button