Коментарии

Президентские выборы: Экспертные оценки в Вашингтоне

Tags

28 октября граждане Грузии на шестилетний срок изберут пятого президента страны. Это будут последние выборы, на которых избиратели будут избирать главу государства путем прямых выборов.

Ани Чхиквадзе из «Голоса Америки» попросила Дональда Йенсена, Кеннета Яловица и Уильяма Кортина прокомментировать предстоящие выборы, а также оценить предвыборную среду и потенциальное влияние выборов на грузинскую демократию.

Дональд Йенсен, представитель Европейского центра анализа политики

Прежде всего, позвольте отметить, что это будут последние выборы, на которых избиратели будут выбирать президента непосредственно. Новая Конституция предусматривает новую модель: президента будут выбирать 300 человек путем косвенных выборов. Таким образом, с точки зрения укрепления доверия со стороны общества, это важные выборы. Можно также сказать, что они очень важные потому, что избиратели изберут человека — последний раз — который будет иметь легитимность избранного народом непосредственно. Поддержка правящей партии независимого кандидата вместо выдвижения собственного — нездоровый шаг. Правящая партия несет ответственность перед своим избирателем, и многие не понимают, почему идут на такой шаг. К этому времени Грузинская мечта разделена по этому вопросу, и идет дискуссия о том, что председатель партии может передумать и выдвинуть кандидата Грузинской мечты.

В целом, те заявления, которые делают лидеры Грузинской мечты, ослабляют институт президента. Это большой разрыв между ожиданиями населения и возможностями политической партии удовлетворить их, как показали недавние опросы NDI и IRI. Это та проблема, урегулирование которой очень важно до следующих парламентских выборов. Конечно, президентские выборы — хороший тест. Согласно опросам общественного мнения, уровень разочарования общественности очень высок. Это создает угрозу будущему демократии. Происходящие в правительстве изменения и возвращение Бидзины Иванишвили в качестве председателя Грузинской мечты являются показателем кризиса. И, наконец, я считаю, что Грузии нужен президент, который может поддерживать конституционный баланс между ветвями власти и который поддерживает демократию, западные ценности и интеграцию Грузии в НАТО и ЕС. Выборы должны быть справедливыми и свободными, и народ должен доверять институтам. Слабые институты содействуют незащищенности, чем могут воспользоваться внешние силы против страны.

Кеннет Яловиц, бывший посол США в Грузии

Конституция изменилась. Новый президент не обладает теми же полномочиями, что и действующий президент. Будущий президент по-прежнему будет главнокомандующим, но не сможет объявить войну без разрешения Парламента. Вы продвигаетесь к парламентской системе. В странах такого типа, как Германия и Израиль, президенты находятся выше партийной политики, и я надеюсь, что это так и произойдет. Действующий президент, который является моим другом,президент Георгий Маргвелашвили, пришел от партии, но в ходе своего президентского срока стоял выше партийной политики.

Я больше заинтересован в том, чтобы это была бы личность, у которой будет репутация мудрого человека, который встанет выше партийной политики, который будет говорить о Грузии, как об одном целом, который будет говорить о морали, принципах и важной части грузинской жизни, и не погрязнет в партийном конфликте. Хотя у президента и меньше полномочий, но его позиция важна с точки зрения выражения принципов и разработки предложений. Это важная должность. Президент может не всегда соглашаться с главой правительства, и стоять выше партийной политики. И я надеюсь, что так и будет.

Уильям Кортни, бывший посол США в Грузии, старший исследователь RAND Corporation

Эти выборы необычны. Конституционные поправки сократили роль президента, тем не менее, действующий президент заслужил большое уважение. Недавно премьер-министр неожиданно подал в отставку. Богатый, теневой донор по-прежнему продолжает оказывать непропорционально большое политическое влияние. Еще одно опасение заключается в том, что политические партии объединяются вокруг личностей, вместо идей и интересов, как это происходит в развитых демократических странах. В результате, происходит разделение политического спектра. Консолидация могла бы способствовать формированию выбора избирателей и повышению гибкости и продолжительности жизни партий.

Материал подготовлен для Civil.ge «Голосом Америки». Для получения разрешения на бесплатное распространение этого или других материалов, пожалуйста, обратитесь к Адаму Гартнеру.

This post is also available in: English (Английский) ქართული (Грузинский)

მსგავსი/Related

Back to top button