Новости

Оппозиция и правящая команда комментируют вопрос об «освобождении политзаключенных»

Между правящей партией и оппозицией по-прежнему сохраняются разногласия по поводу «освобождения политзаключенных». Грузинская мечта заявляет, что партии ни коим образом не давала никому обещаний об «освобождении политзаключенных». Об обратном утверждает оппозиция, заявляя, что этот вопрос был одной из предпосылок достижения соглашения между правящей командой и оппозицией по реформе избирательной системы 8 марта этого года.

«Civil.ge» предлагает комментарии представителей правящей партии и оппозиции по этому вопросу.

Оценки представителей правящей команды

Георгий Гахария — премьер-министр: «Соглашение от 8 марта является достижением грузинской демократии, в которое наши стратегические партнеры приняли непосредственное участие в качестве посредников. Мы все должны помнить, что избирательная система в целом, которая была согласована 8 марта, является настолько важным, качественным, системным изменением с точки зрения демократизации страны, что для меня абсолютно недопустимо подвергать сомнению это достижение каким-либо образом. Что касается освобождения конкретных лиц, постановка такого вопроса является оскорблением (государственных) институтов. Я хотел бы еще раз подчеркнуть, что в стране нет политического правосудия, и по конкретному правосудию, конкретным судебным делам, которые завершены, решения были приняты независимыми институтами страны. После этого кто-то говорит, что освобождение этих людей было предметом политического соглашения. Для меня это просто невероятно, невозможно. Я не могу даже представить себе человека, который мог бы взять на себя такую ​​ответственность и вообще вступить в обсуждение такого вопроса. Я думаю, что это просто невозможно».

Мамука Мдинарадзе — лидер парламентского большинства: «Соглашение между политическими партиями от 8 марта 2020 года не касалось какого-либо конкретного уголовного дела, и черным по белому написано то, о чем на самом деле было достигнуто соглашение! Следовательно, мы даже не можем говорить о выполнении каких-либо условий или соглашений, которые не существуют в природе. Мы выполним обе части соглашения, которое было подписано сторонами — команда поддержит систему 120/30 и отреагирует на любую попытку политизировать правосудие. Факт, что оппозиция намерена нарушить обе части — уже открыто заявили, что не будут поддерживать систему 120/30 и будут пытаться политизировать конкретные уголовные дела, что противоречит принципам правового государства и условиям заключенного соглашения. Реально, при первом же голосовании будет видно, кто нарушает условие, кто заботится об улучшении избирательной среды, качества демократии, народе и кто – только о своих друзьях криминалах. Похоже, оппозиция уже поняла, что у них нет шансов ни по какой системе против Грузинской мечты на выборах, поэтому они поменяли мессидж, в котором они говорили о победе на выборах и об освобождении преступников, ими же названных политзаключенными. На этот раз они пытаются действовать по отличающемуся плану, в котором изменение избирательной системы и демократические выборы не входит в их интересы».

Ираклий Кобахидзе — Грузинская мечта: «Оппозиция, естественно, поднимала вопрос заключенных. Однако с нашей стороны на всех четырех (встречах) был дан четкий ответ по этой теме. В частности, содержание нашего ответа заключалось в том, что давление на суд, прокуратуру и какое-либо поручение президенту не могло стать темой никаких политических переговоров и соглашения. Это абсурдно. В Грузии слишком много политических спекулянтов, слишком много политических мародеров, но ни при каких обстоятельствах нет политических заключенных. Все четко отражено в соглашении, которое является лаконичным и в целом гласит, что не будет происходить политизации правосудия».

Оценки оппозиции

Григол Вашадзе — Единое национальное движение: «Политически и прагматично это заявление (председателя Парламента) совершенно непонятно чему могло служить, но в результате этого мы получили то, что нашим посредникам пришлось вмешаться в дискуссию между оппозицией и властью – разъяснять, в чем заключается роль посредников в этом соглашении, и насколько важно освобождение политзаключенных из тюрьмы, так как это было неотъемлемой частью нашего соглашения. Какой результат получили власти? Пострадала репутация властей. Все узнали, что у нас есть политзаключенные и я хочу подчеркнуть – по всем негативным результатам, которые наступят в результате неуместных, бесполезных, безвременных и бестактных заявлений властей, полная ответственность возлагается на власть Грузии – Грузинскую мечту».

Гига Бокерия — Европейская Грузия: «Позиция Соединенных Штатов, всех друзей Грузии, большой части грузинского общества, одинакова — Иванишвили должен выполнить обещание, которое он дал грузинскому обществу и друзьям Грузии. Он должен освободить политзаключенных. Должен изменить избирательную систему. Потом мы должны провести максимально нормально выборы. (Затем) Иванишвили должен смириться с вердиктом грузинского общества, и потом у нас будет правительство, которое поведет страну вперед».

Ирма Инашвили — Альянс патриотов: «Я подтверждаю, что на этой встрече партия Саакашвили, партия Бокерия и другие партии, объединенные вокруг них, действительно переходили к другому вопросу, и этот вопрос касался (освобождения) Угулава и не только его. Представители этих партий также требовали личной неприкосновенности. Я подтверждаю, что в моем присутствии согласия не давали ни Арчил Талаквадзе, ни Ираклий Кобахидзе, но эти встречи проходили и без меня. Подтверждаю, что соглашение действительно было представлено на встрече 8 марта, с первым пунктом которого я конечно согласилась, так как он касался изменений в избирательной системе, но второй пункт был очень расплывчатым. В этом втором пункте партии Саакашвили-Бокерия подразумевали, как они сами говорили, освобождение Угулава и не только Угулава, Грузинская мечта отмечала, что подразумевает совершенно иное. Я не подписывала этот второй пункт».

Тамар Чугошвили — независимый депутат: «Соглашение от 8 марта, в дополнение к конституционным изменениям, предусматривало необходимость определенного реагирования на конкретные уголовные дела. Я участвовала в этих встречах как депутат, заинтересованный в избирательной системе, и, соответственно, была свидетелем этого. Общая цель состояла не в том, чтобы какой-либо правонарушитель избежал правосудия, а в том, чтобы политические лидеры и владельцы/менеджеры телевидений не были заключены в тюрьму до выборов и, при необходимости, чтобы их дела продолжились после выборов. Сегодня уже стало видно, что изменения по избирательной системе находятся в реальной опасности. Обе стороны пытаются перенести друг на друга ответственность за провал. Я хотела бы сказать власти Грузии, что, если эти изменения будут провалены, вы не сможете переложить ответственность на других, как мы не смогли сделать впервые это в ноябре, когда конституционная реформа провалилась впервые. Нарушение соглашения и очередной провал изменений в этот раз нанесут больше вреда».

Тамар Хулордава — независимый депутат: «Ни под каким поводом нельзя отказываться от согласованных конституционных изменений. Изменения действительно не выгодны Грузинской мечте, особенно сейчас, когда она смогла восстановить свои силы во время кризиса. У части оппозиции тоже есть свои мотивы. Их цель — полная международная дискредитация власти. Разумеется, они не хотят, чтобы Грузинская мечта смогла записать себе баллы, приняв эти конституционные изменения, и что выходит? Снова интересы двух групп должны принести в жертву шансы на нормальное развитие страны. Грузинская мечта должна внести проект конституционных поправок в Парламент и проголосовать за него, независимо от того, что говорит Единое национальное движение. При полной поддержке Грузинской мечты, вместе с группой независимых депутатов, конституционные изменения можно будет принять. В противном случае невыполнение обещания уже во второй раз очень дорого обойдется власти Грузии. Они не могут оправдать это ни упрямством оппозиции и не смогут навести тень с помощью коронавируса».

Нино Бурджанадзе — Единая Грузия — Демократическое движение: «Я хочу надеяться, что у них хватит разума, чтобы еще раз не обманывать весь мир, потому что произойдут очень плохие вещи. Я заявляю об этом с полной ответственностью, это будет плохо не только для власти, но, к сожалению, это будет очень плохо для нашего народа и нашей страны. Власть, которая одним взмахом руки может кинуть и обмануть международное сообщество, с этой властью просто никто не будет продолжать отношения. Их международная помощь будет поставлена ​​под сомнение, и наши люди пострадают. Поэтому я призываю это безрассудную и наглую власть, своевременно выполнить соглашение из двух пунктов, которое однозначно было подписано (8 марта)… И я призываю власть, не допускать такой фатальной ошибки для себя».

Принятие конституционных изменений нуждается в поддержке 113 депутатов. На данный момент в Парламенте насчитывается 149 депутатов, подавляющее большинство из которых являются членами Грузинской мечты. В фракции «Единое национальное движение» 7 депутатов, в фракции «Европейская Грузия» — 19, в фракции Альянса патриотов Социал-демократов — 7. Кроме того, фракция «Независимые депутаты» состоит из 6 законодателей. Также 17 депутатов позиционируют себя в Парламенте как отдельные независимые депутаты. Среди них бывшие члены Грузинской мечты Тамар Чугошвили и Тамар Хулордава.

Теоретически, даже если депутаты Национального движения и Европейской Грузии (26 депутатов) откажутся поддержать конституционные поправки, ресурсы, необходимые для их принятия в Парламенте все равно остаются у Грузинской мечты (93 депутата), если она заручиться поддержкой как минимум 20 из оставшихся 30 депутатов.

По теме:

This post is also available in: English (Английский) ქართული (Грузинский)

მსგავსი/Related

Back to top button