Новости

БДИПЧ/ОБСЕ: «Политические противоречия ставят под угрозу независимость процесса назначения судей ВС»

Tags

Во втором докладе о представлении и назначении судей Верховного суда Грузии Бюро ОБСЕ по демократическим институтам и правам человека (ОБСЕ/БДИПЧ) заявляет, что «несмотря на правовые реформы, которые регулируют вопрос о назначении судей Верховного суда Грузии, являются важным шагом на пути улучшения сферы правосудия, они все равно не могут обеспечить непредвзятый процесс, основанный на четко определенных и объективных критериях, который будет свободен от влияния предвзятой политики».

БДИПЧ начало проводить мониторинг процесса бессрочного назначения судей в Верховный суд Грузии по просьбе народного защитника Грузии Нино Ломджария в июне 2019 года. Процесс мониторинга охватывал наблюдение за процессом интервьюирования 49 кандидатов в Высшем совете юстиции и 20 кандидатов в Юридическом комитете Парламента. Они также внимательно наблюдали за заключительным голосованием в Парламенте в декабре 2019 года.

В докладе БДИПЧ, который был опубликован 9 января, отмечается, что «окончательное назначение» кандидатов проходило «во время бойкота оппозиции, который был вызван провалом пропорциональной избирательной системы в Парламенте и происходило на фоне политической напряженности высокого уровня и общественного протеста», и подчеркивается, что «несмотря на существующую политическую среду, решение о продолжении процесса ставит под сомнение искренность власти относительно заявленной цели, чтобы процесс был бы открытым и прозрачным, который получил бы широкую политическую поддержку и укрепил бы доверия общества к судебной системе».

Доклад подчеркивает, что, хотя и «изменения последнего времени, связанные с процессом назначения, значительно улучшили прозрачность и открытость отбора судей Верховного суда и присвоение полномочий представления органам, контролирующим судебные власти, соответствую наилучшей международной практике», «в законодательной базе остается целый ряд важных недостатков, которые ставят под угрозу процесс отбора на основе заслуг. В число этих недостатков входят использование тайного голосования и отсутствие обязанностей по принятию обоснованных решений, неполноценно распиванные положения относительно конфликта интересов, отсутствие гарантий против принятия произвольных решений, присвоение Парламенту неограниченных дискреционных полномочий и недостаточность гарантий на право обжалования решений на всех этапах».

Согласно докладу БДИПЧ, «техническая сторона процесса отбора и правовые сроки были обеспечены Высшим советом юстиции и Парламентом, в целом, в соответствии с законом, но для регулирования процесса ни один из них не воспользовался достаточным образом присвоенными полномочиями, чтобы обеспечить объективность, справедливость, последовательность и порядок».

Отмечая, что «Высший совет юстиции не принимал процедурных правил проведения собеседования или поведения во время собеседования», в докладе говорится, что «это привело к неравному обращению с кандидатами, еще больше снизилась прозрачность, а собеседования проводились весьма неорганизованным образом».

В докладе говорится, что «наблюдатели БДИПЧ зафиксировали частые дебаты и конфликты на процедурной почве, и отметили, что председатель (парламентского Юридического комитета) не был последовательным в применении правил и ввел новые процедуры в ходе процесса». Согласно документу, «на этих слушаниях необходимый кворум не состоялся и им были характерны низкая посещаемость членов комитета, исключение составлял период, когда они задавали вопросы. Особенно низкая посещаемость была зафиксирована, когда вопросы задавали народный защитник, представители гражданского общества и научных кругов».

В докладе говорится, что «12 декабря Юридический комитет выдал рекомендовал назначить 14 из 19 кандидатов путем голосования, в котором почти эксклюзивно участвовали члены правящей партии». В документе также подчеркивается, что «такой подход поставил под угрозу прозрачный процесс отбора на основе заслуг, не обеспечил предоставление информации Парламенту и усилил риск проведения пленарного голосования на основе предвзятых взглядов».

В докладе также говорится, что, хотя председатели комитетов обязаны по закону действовать справедливо и беспристрастно, «ряд заявлений, замечаний и предупреждений председателя Юридического комитета, которые были предвзятыми, а соблюдение правил непоследовательным, негативно подействовали на его попытку сохранить нейтральность и быть справедливым участником в отношении для всех сторон».

«В ряде случаев председатель критиковал вопросы депутатов оппозиции или непосредственно участвовал в политических дебатах с ними, из-за чего некоторые депутаты оппозиции покинули комнату собеседования, заявляя, что отношение было несправедливым и предвзятым».

Что касается слушания кандидатов в Юридическом комитете, в докладе говорится, что «цитируя обязательство о беспристрастности судей, кандидаты часто отказывались отвечать или избегали отвечать на вопросы политического характера, если спорный вопрос касался правовой позиции относительно легитимного вопроса о судебной независимости или вопроса публичного интереса судьи». Согласно докладу, «кандидаты также отказались отвечать на такие вопросы, которые касались разъяснений принятых ими в прошлом судебных решений (в ряде случаев — по текущим делам) или решений, принятых коллегами, даже в том случае, если эти дела были спорными и ставили под сомнение беспристрастность и мотивы судьи».

В документе отмечается, что «в целом, независимо от политического характера, собеседование охватывало широкий спектр релевантных вопросов для оценки заслуг кандидатов». Кроме того, «участие представителей народного защитника, гражданского общества, юристов и академии повысило качество собеседований, расширило круг обсуждаемых вопросов и облегчило политические темы».

Говоря о недостатках в заключениях парламентского комитета, в докладе отмечается, что «доклад, представленный на пленарное заседание Парламента, содержал только имена рекомендованных кандидатов и результаты голосования, без существенной оценки заслуг кандидатов».

В документе подчеркивается, что «отсутствие заключения, которое максимально оценивало бы заслуги и квалификацию каждого кандидата, не позволяло Парламенту голосовать за кандидатов на основании их профессиональных заслуг, а не политических настроений». «Все это и отсутствие прозрачности представляют собой главный риск для системы судей, назначаемых Парламентом», — говорится в докладе.

Что касается пленарного голосования, в документе говорится, что «не было возможности для обсуждения заслуг кандидатов по существу или дебатов, что противоречит регламенту». Согласно докладу, «за успешных кандидатов проголосовало большинство депутатов — в среднем 87, или 95%, причем 5 неудачных кандидатов получили в среднем 1 голос (1%)». Это указывает на то, что большинство членов Парламента воздержалось от голосования за неудачных кандидатов. «Примечательно, что у членов комитета от «Грузинской мечты» были различные схемы во время голосования в комитете и воздержания на пленарном голосовании, что указывает на то, что они голосовали в соответствии с голосами своей партии на пленарном заседании», — говорится в докладе.

В части рекомендаций БДИПЧ отметило, что «Парламент должен немедленно рассмотреть вопрос о внесении поправок в закон в соответствии с рекомендациями Правового заключения БДИПЧ от 2019 года, которые не были предусмотрены, чтобы законодательные рамки были приближены к международным стандартам, рекомендациям и обязательствам перед ОБСЕ».

БДИПЧ рекомендует Парламенту Грузии разработать критерии соответствия, которые «будут требовать большего количества лет работы и широкого опыта в области прав человека, чтобы был обеспечен более высокий стандарт группы кандидатов», а также изменения сроков до введения кандидата в короткий список для полноценного изучения его заслуг и планирования собеседования в соответствии с этим таким образом, чтобы была возможность для проведения основательного интервью.

Организация призывает Парламент Грузии обеспечить «инклюзивные, широкие и эффективные консультации» с гражданским обществом по любой инициативе правовой реформы в судебной системе и вовлечению гражданского общества в процесс отбора судей.

12 декабря парламент Грузии избрал 14 новых судей в Верховный суд, которые бессрочно будут занимать свои посты в высшей судебной инстанции страны. Представители парламентской оппозиции, в том числе, депутаты от Единого национального движения, Европейской Грузии и депутаты, которые покинули парламентское большинство Грузинской мечты, отказались участвовать в голосовании. В заседании также не участвовали депутаты от Альянса патриотов.

Избранию судей Верховного суда на пленарном заседании предшествовало заседание Юридического комитета, на котором члены комитета проголосовали за кандидатов в судьи для представления заключения комитета на пленарном заседании Парламента.

До голосования в Юридическом комитете и подготовки заключения по кандидатам, комитет провел индивидуальные собеседования с 20 кандидатами в судьи в период с 23 сентября по 9 ноября.

Слушание в комитете было одним из этапов длительного процесса отбора судей Верховного суда, который начался в мае 2019 года с целью увеличения числа судей в высшей судебной инстанции с 8 до 28 человек.

Процесс отбора судей, длившийся несколько месяцев, проходил на фоне острой критики со стороны оппозиции и гражданского сектора, которые обвиняли Грузинскую мечту в сделке с влиятельной группой судей и попытке установления контроля над судебной системой.

This post is also available in: English (Английский) ქართული (Грузинский)

Related Articles

Back to top button