skip to content
АналитикаПодробно

Клевета: президентская тема

Ограничит ли регулирование клеветы свободу слова и выражения?

Президент Грузии Саломе Зурабишвили говорила о проблеме распространения клеветы и фальшивых новостей (т.н. «фейк-новостей») в стране еще в ходе предвыборной кампании и указывала на необходимость решения проблемы. После избрания эта тема по-прежнему остается для нее приоритетной. Детали ее предложения по-прежнему остаются расплывчатыми, но мнения экспертов и политиков уже резко разделились.

В тексте своего новогоднего поздравления президент Зурабишвили отметила, что для того, чтобы в будущем никого другого «уже не коснулись оскорбление, клевета и язык ненависти, мы должны подумать, как защитить одновременно свободу слова и человеческое достоинство».

Вскоре после этого на пресс-конференции 11 января она подчеркнула, что страна должна начать думать о том, как бороться с возрастающим количеством клеветы в социальных сетях.

На ту же тему, наряду с ограничением клеветы, параллельно заговорили также как представители правящей «Грузинской мечты», так и Католикос-Патриарх всея Грузии Илия второй, который посвятил этой теме свое рождественское послание.

Многие представители общественных организаций критиковали президента за отсутствие конкретики, так как, по их мнению, что темы поддельных новостей, дезинформации и клеветы отличаются друг от друга и требуют различных подходов.

Для обсуждения именно этих проблем, президент Зурабишвили пригласила представителей неправительственного сектора к себе первого февраля и повторила, что «клевета и дезинформация – это те вопросы, которые очень остро стоят в нашем обществе», и добавила, что по ее мнению, «это необходимо изучить».

Позиция НПО

Если встреча была направлена на развитие доверия между неправительственным сектором и Администрацией президента, президент напрасно потрудилась.

В комментариях представителей НПО после встречи преобладал скептицизм.

Руководитель демократической инициативы (GDI) Георгий Мшвениерадзе отметил, что «встреча была важной в том смысле, что мы реально поняли, какие скрытые намерения могут иметь власти».

По его словам, речь идет об изменении направления бремени доказывания, «что означает, что если истец утверждает в суде, что факт является неправильным, бремя доказывания может быть перенесено на другую (сторону), что будет … вредно для журналистской деятельности и свободу выражения».

Руководитель Ассоциации молодых юристов Грузии Сулхан Саладзе заявил, что на встрече с президентом он не смог узнать ничего «ощутимого». По его словам, прозвучали «неподготовленные заявления». Для Саладзе неприемлемо, «когда административный орган проводит встречу с участием президента и не имеет конкретного предложения».

«Если обсуждение будет продолжаться во вред свободе слова и выражения, это не получит поддержки», – отмечает он.

То, что на встрече со стороны Администрации президента ничего конкретного сказано не было, подтвердила также исполнительный директор Хартии журналистской этики Ната Дзвелишвили. По ее словам, единственное, что четко прозвучало на встрече – это то, что клевета не станет наказуемой в уголовном порядке.

«Это было немного странным форматом для меня, потому что они от нас ожидали соображений, но мы не знали, о чем должны были высказать свое мнение, потому что инициатива исходила не от нас», – заявила Дзвелишвили.

По ее же словам, единственное, что было очень позитивным на этой встрече было то, что

«большинство неправительственных организаций согласны с тем, что регулирование не является необходимым в этом направлении».

Ответ Администрации Президента

По заявлению Администрации президента, организация процесса им представляется иначе, чем неправительственным организациям, и недовольство присутствовавших на встрече объясняют этим.

Заместитель главы Администрации Кетеван Махарашвили пояснила, что изначально президент предоставила неправительственным организациям возможность проявить инициативу, к чему, «к сожалению, общество не привыкло».

«Поэтому я не удивлена такой реакцией НПО, что мы ничего не положили на стол, и не положим, пока не будет достаточно материалов и информации», – заявила Махарашвили.

О чем спор? Законодательные рамки

Согласно Закону Грузии «О свободе слова и выражения», клевета не карается в уголовном порядке с 2004 года.

Согласно закону, клевета является заявлением, содержащим по существу ложный факт и причиняющим ущерб лицу, которое наводит пятна на его имя.

Любой человек может начать гражданский правовой спор за клевету против другого человека. В этом случае бремя доказывания будет возложено именно на него.

Если истец докажет в суде, что заявление ответчика содержит «существенно неверный факт» в его отношении, из-за чего ему был причинен ущерб, распространитель клеветы будет подлежать административной ответственности.

Французский акцент

Президент Зурабишвили, которая является бывшим французским дипломатом, в контексте своей инициативы неоднократно упоминала принятый во Франции в предвыборный период по инициативе президента Эмануэля Макрона в 2018 году закон «против манипулирования информацией».

В этом законе Франция впервые определила понятие «ложной информации» в контексте выборов, как «обвинения и неточные или вводящие в заблуждение сообщения, направленные на оказание воздействия на искреннее решение избирателя».

Кандидаты и партии, против которых распространяется такая информация, имеют право обратиться к судье и по его решению, ограничить распространение этой информации за три месяца до даты выборов.

Согласно тому же закону, ведущие платформы социальных сетей – Facebook, Twitter и Google, обязаны публиковать информацию об авторах политической рекламы и выплаченных ими суммах.

Французское правительство объяснило эту конкретную запись в законе намерением борьбы с российской пропагандой. Тем не менее, закон вызвал резкую критика среди местного политического спектра. Они считают, что законодательная запись может способствовать укоренению самоцензуры и ограничивать свободу прессы.

Упущенная возможность

Получит ли предложение президента об ужесточении регулирования за клевету вид законодательной инициативы, пока неизвестно. Этого не могут уточнить и в Администрации президента.

Однако ясно одно: неправительственный сектор выступает против введения каких-либо дополнительных регуляций в этом направлении и оценивает любые такие попытки, как шаг в обратном направлении на пути к демократии, как попытку ограничить свободу слова и выражения.

По-видимому, президенту и ее администрации во время сотрудничества с НПО придется находить лучший тон и формат. Преждевременный уход президента с организационной ею встречи, также как и заявление представителя Администрации в менторском тоне, оставили неприятный осадок у представителей неправительственного сектора.

მსგავსი/Related

Back to top button