Интервью

Freedom House: Интернет в Грузии свободен, но есть тревожные тенденции

Tags

Международная организация Freedom House подготовила новый доклад о свободе Интернета в мире. Грузия входит в список свободных государств с 25 баллами и является лидером в Евразийском регионе, но ее позиция ухудшилась на один пункт по сравнению с предыдущим годом. «Процветание цифрового авторитаризма» — в докладе говорится о т.н. «фейковых новостях», сборе персональных данных, пропаганде и дезинформации, как главных угрозах для демократии.

«Несмотря на то, что в прошлом году Интернет оставался относительно свободным в Грузии, в центре внимания оказались несколько дел, в том числе, дела дуэта рэпперов и компании по производству презервативов. А также подозрения по поводу того, что власти Грузии были вовлечены в дело похищения азербайджанского журналиста из Тбилиси. Эти события вызывали тревогу у нас», — говорится в той части доклада, которая касается Грузии. «Голос Америки» беседовал с директором исследований Freedom House по направлению технологий и демократии. Адриан Шахбаз возглавляет ежегодный доклад организации «О свободе Интернета».

Доклад этого года называется «Процветанием цифрового авторитаризма», какие основные тенденции выявились в рамках исследования? Что является причиной того, что уже восьмой год подряд свобода Интернета в мире все более сокращается?

В этом году мы выявили три основные тенденции, которые объясняют сокращение свободы Интернета в мире. Во-первых, как распространяет Китай свою модель «цифрового авторитаризма» в других странах. Также то, как используют правительства концепцию «фейковых новостей», как предпосылку и претекст для ограничения иного мнения. А также то, что власти различных стран получает все больше и больше доступа к персональным данным граждан, что снижает и ослабляет безопасность пользователей Интернета.

Насколько отличались эти оценки от результатов предыдущего года?

Действительно отличаются. Мы увидели, как Китай более агрессивно пытается утвердиться на международной арене и продемонстрировать себя в желаемом направлении. Кроме того, было множество скандалов по поводу т.н. «фейковых новостей», сбора данных о клиентах частными компаниями и многое другое. Многие правительства пытались отреагировать на то, чтобы Интернет не был полностью освоен вредными акторами. Но во многих случаях эта реакция была непропорциональной и противоречила правам человека.

То есть правительства использовали это в качестве своеобразного оправдания?

Действительно, в некоторых случаях эти правительства ищут оправдания, чтобы ограничить независимые голоса и и группы гражданского общества. К сожалению, мы видели популяризацию понятия «фейк-ньюс» — поддельных новостей. Многие авторитарии в мире освоили его для того, чтобы критиковать легитимные средства информации, чтобы закрыть, заблокировать доступ к их веб-сайтам, а в некоторых случаях – даже арестовать журналистов с использованием того законодательства, которое запрещает «распространять ложные новости».

Каково состояние свободы Интернета в регионе Евразии и какие тенденции видны?

В Евразийском регионе есть всяческие страны, например, которые входят в список свободных стран, и те, которые являются полу-свободными или несвободными. Самыми сильными ограничителями Интернета в этом регионе являются Узбекистан, Россия и Казахстан. А наилучший рейтинг у Грузии и Армении.

Грузия входит в число свободных стран с 25 баллами и занимает первое место в регионе. Однако ее положение все-таки ухудшилось на одну позицию по сравнению с прошлым годом. Какие основные вопросы показало ваше исследование по Грузии?

Грузия отступила на одну позицию. Одним из основных позитивных изменений, которое мы наблюдали, было то, что конституционные поправки Грузии, которые вскоре войдут в силу, доступ к Интернету признают как одно из основных прав человека. Это было позитивным признаком того, насколько серьезно относится население Грузии к свободе Интернета и насколько правительство желает в некоторых случаях, чтобы это право было гарантировано.

Организация называет «тревожным событием» дело журналиста Афгана Мухтарлы. Речь идет о подозрениях, что в его похищении была вовлечена власть Грузии. Как это повлияло на Грузию, как на лидера в области свободы прессы в регионе, и из-за каких обстоятельств был этот факт был особенно тревожным для ваших наблюдателей?

В прошлом году в Грузии у нас были разные, смешанные результаты. С одной стороны, правительство не блокировало доступа к какой-либо социальной платформе, но дело с азербайджанским журналистом – положение, когда независимый журналист может быть похищен и передан другой стране за его онлайн-публикации, является очень проблемной и тревожной тенденцией для свободы Интернета и свободы прессы в целом.

В докладе также говорится о попытках ограничить свободу выражения со стороны власти или некоторых членов Парламента по делу рэперов и компании «Аи иса». Что было для вас самым важным и неприемлемым в этом случае?

Мы увидели, что участились т.н. «активности серой зоны» такого типа. Осуждение граждан, когда мы не имеем очень прямых доказательств нарушения прав человека, но есть другие проблемные политические или социальные основы, из-за которых именно эти лица оказались в центре внимания расследования. К событиям такого типа следует относится очень осторожно, так как это позволяет арестовывать граждан за ненасильственные политические, социальные или религиозные выражения или действия в социальных сетях. Мы должны продолжить наблюдение, чтобы ситуация в Грузии не ухудшилась в этом направлении.

Что касается похищения азербайджанского журналиста, мы точно не знаем, в каких обстоятельствах произошло это похищение, но мы знаем, что его супруга, которая также является журналистом, и до этого факта была обеспокоена тем, что за ними следили. После похищения ее мужа она покинула страну из-за своей безопасности.

Ваши исследователи говорят, что наблюдались случаи «цензуры и манипулирования содержанием Интернета». Речь идет также о конкретных примерах, когда тот или иной член Парламента выдвигал инициативу криминализации «оскорбления религиозных чувств», и/или о запрете оскорбительной с той или иной точки зрения творческой деятельности для некоторых групп. Хотя эти инициативы и не увенчались успехом, насколько это является для вас признаком того, что правящая партия пыталась заполучить больше контроля?

Это действительно плохой знак, когда то или иное правительство пытается ввести новые ограничения свободы выражения. Язык ненависти, оскорбления официальных лиц или религиозных чувств – все это часто может стать политизированным вопросом и может быть использовано правительством против политических оппонентов. Поэтому жизненно важно, чтобы гражданское общество боролось с такими законами, за их признание неконституционными и ради того, чтобы предупредить население.

Законы такого типа очень проблематично не только для свободы Интернета, но и в целом для демократии. Потому что они могут быть использованы для того, чтобы в стране усилилась власть правящей партии над медиа -дискурсом и для того, чтобы заглушить оппозиционные голоса.

Онлайн-источники и социальные сети часто используются в Грузии в качестве средства распространения российской пропаганды и дезинформации, насколько большой угрозой считают это ваши исследователи?

Это вызов для многих стран. По нашему мнению, подход правительства с этой точки зрения должен быть относительно легким. Представители власти, в том числе, власти Грузии, должны работать вместе с представителями гражданского общества для совместного выявления пропаганды, чтобы найти способы справиться с этим, а не просто удалять контент, содержащий конкретный контент или блокировать доступ к его источникам. Так как это иногда нарушает другие свободы. Могут быть созданы различные НПО, целью которых будет выявление дезинформации и т.д.

В прошлом году во многих странах наблюдались российские дезинформационные кампании, и, по большей части, это была пропаганда, распространяемая кремлевскими государственными телекомпаниями. Некоторые неправительственные организации в Грузии были обеспокоены возможной связью ультраправых групп с Россией. Эта модель работает и в Европе. Россия финансово и по иному поддерживает ультраправые группы, и Грузия должна обратить на это внимание. Однако, конечно, это не только грузинский феномен.

Каково влияние кремлевской дезинформации в регионе?

Влияние российской пропаганды в регионе очень тревожно. И, к сожалению, мы видим, что некоторые правительства, которые практически перенимают российские подходы и сами становятся тем врагом, кого пытаются победить.

Например, в Украине власти заблокировали доступ ко всем российским социальным сетям и почтовым службам. Это был непропорциональный ответ, который могло дать только более авторитарное правительство. Из-за того, что это касается миллионов людей, которые пользуются этими сетями и ничего общего не имели с дезинформацией.

Когда мы думаем, как реагировать на российскую пропаганду, евразийские страны должны быть очень осторожны, чтобы не использовать против России ее же тактику: не ограничивать СМИ, не блокировать сайты, сети, которые используются, по их мнению, для распространения пропаганды. Существуют и другие методы, с которыми можно бороться с российской пропагандой.

В докладе подчеркивается роль гражданского общества в кампании против запланированных в прошлом году изменений о правительственной слежке и прослушиваниях. В то же время мы часто видим, что Интернет используется для распространения материалов, компрометирующих политических оппонентов, частной переписки, бесед или кадров, отражающих личную жизнь. Часты случаи использования т.н. ботов и троллей со стороны политических групп, в том числе, и со стороны власти. Как вы считаете, что должно быть сделано в этом направлении?

Обнадежила информация о том, какие мероприятия были осуществлены представителями гражданского общества для того, чтобы противостоять попыткам правительства собирать больше данных и новым правилам слежки и прослушивания. То, что Грузию отличает — это сильные демократические институты, где гражданское общество имеет право голоса и возможность быть важным актором в общественном пространстве, противостоять любой попытке ограничения свободы Интернета. Этого мы не видим во многих евразийских странах, там, где гражданскому обществу не разрешено это делать.

Использование социальных медиа против политических оппонентов для их дискредитации является глобальной тенденцией. Число стран, в которых проправительственные комментаторы используют онлайн-дискуссии в интересах власти, за последний год значительно возросло.

Я думаю, что мы на ранней стадии осознания того, как все это работает и как бороться с этим, но в любом случае нужен т.н. «легкий подход», чтобы вмешательство правительства не ослабило верховенство закона.

Если правительство начнет идентифицировать всех тех, которые критикуют его или других публичных лиц, или распространяет дезинформацию, параллельно этому должен существовать очень сильный независимый суд и сбалансированная власть. Следует гарантировать, что борьба с дезинформацией, ложными сообщениями или клеветой не будет использоваться в качестве средства и оружия против политических оппонентов.

В прошлом году в Грузии появились тревожные признаки того, что происходила манипуляция онлайн-дискуссий. Иногда было не совсем понятно, кто стоял за той или иной компанией. Однако было очевидно, что тот или иной индивид, компания или политическая группа использовали так называемые «боты», тысячи фиктивных социальных страниц и счетов для того, чтобы увести дискуссии в определенное направление, усилить свои «послания» или заставить замолчать репортеров.

В Грузии и в целом, в Евразии, нам нужно больше журналистских расследований, чтобы понять, каким образом используют политические группы социальные медиа в качестве оружия. В такие времена независимые СМИ могут играть очень важную роль в информировании общественности о том, кто стоит за этими усилиями.

Вы неоднократно упоминали о роли гражданского общества, но насколько реалистично выполнение ими этой функции, когда мы видим, что представители правящей партии называют их «фашистами», а оппозиционное телевидение обвиняют в создании «темной картины страны»? А в условиях ограниченного рынка рекламы, насколько можно поддерживать полную независимость медиа-средств?

Правительство должно создать гарантии того, что та или иная норма не будет направлена против независимых или оппозиционных СМИ. К сожалению, в Евразии мы видим тенденцию к тому, что правительства используют несколько способов для того, чтобы занять медиа-среду. Часто покупают СМИ или пытаются изменить их редакционную политику через своих друзей-олигархов. Превратить их из оппозиционных СМИ в проправительственные СМИ.

Что нужно Грузии для того, чтобы сохранить позицию лидера в регионе?

Гражданское общество должно продолжать играть очень важную роль, быть защитником интернет-свободы, свободы выражения и личных данных. Это означает, что правительство должно быть подотчетным за любое предложение. Свобода выражения не должна быть ограничена непропорционально и правительство должно воздерживаться от любых действий, которые ограничивают свободу слова и ослабляют личную защищенность, таким образом, что не соответствует международным нормам прав человека.

This post is also available in: ქართული (Грузинский)

მსგავსი/Related

Back to top button