Подробно

Заявления Саломе Зурабишвили об августовской войне

Tags

Прозвучавшие в последнее время заявления об августовской войне 2008 года от кандидата в президенты, поддерживаемого правящей партией, вызвали неоднозначные оценки со стороны общества. Civil.ge предлагает хронологию этих заявлений.

6 августа: Войну начала Россия сто лет назад. В то время были вовлечены в российскую провокацию, и вошли в эту военную обстановку. Грузия начала эту часть военной обстановки. Это известно и это официальная версия для всех, что также подтверждал Евросоюз. Мы не будем это пересматривать, и трагедия войны – это наша трагедия, и, как президент, скажу об одном, я не поддамся на провокации потому что, когда ты маленькая страна, ты должен быть умнее своего врага.

8 августа: Если вы хотите квалификацию того, что произошло, тогда я задам этот вопрос по-другому: какую квалификацию мы должн дать тем событиям, когда начались боевые действия в то время, когда у Грузии не было никаких преимуществ.

В то время, когда Грузия была предупреждена всеми ее союзниками, чтобы она не сделала военного шага и была предупреждена, что никакой помощи не будет. Когда у тебя нет надежды на помощь, когда у тебя нет преимущества, когда фактор внезапности не на твоей стороне, и ты собираешься действовать с сюрпризом, когда все это налицо, в такой момент поддаваться на провокацию и начать массово бомбить твое же население на твоей территории, как это называется? Безрассудство, каприз сумасшедшего президента, или какая-нибудь странная и непонятная сделка с нашим вековым врагом… Это тот вопрос, который вам следует задать, и над которым должны задуматься аналитики и журналисты.

9 августа: В течение этих двух дней я услышала ряд заявлений и интерпретаций по поводу моих комментариев об августовской войне.

1. Вопрос о том, кто был агрессором в 2008 году, ответ однозначен: Россия.

Еще до августа 2008 года Россией были заняты наши территории незаконно и она тщательно готовилась к августовской войне, о чем информация была у Саакашвили и его окружения, процессы пошли по российскому сценарию, соответственно, поскольку они были подготовлены задолго до августа;

2. Вопрос о том, внесли ли Саакашвили и его окружение вклад в осуществлении российского сценария, ответ также однозначен — да. Более того, безрассудство и предательское поведение Саакашвили и его окружения было необходимой предпосылкой для реализации сценария Путина. Вместо того, чтобы на российские провокации Саакашвили ответил бы обеспечением безопасности нашего населения и обострением внимания наших международных партнеров, на военные провокации со стороны России он дал военный ответ, который Россия использовала в качестве предлога для начала войны с Грузией.

Это было самым большим преступлением Саакашвили и национального движения перед грузинским народом и грузинским государством, и помнить об этом – это наш гражданский долг.

Напоминание всего этого обязательно по двум причинам: чтобы не вернулись преступники к власти и чтобы в будущем ни одна власть не совершила такое непоправимое преступление перед страной и народом.

Обо всем этом я буду говорить всегда, насколько горькой не была бы эта правда для националов и их сателлитов, которые были и являются наилучшей опорой России и антизападных сил в нашей стране.

И, наконец, перекладывать на меня вину за что-то, тем более со стороны тех людей, которые вернули обратно в 2008 году выведенные из страны при моих больших усилиях российские войска, это ни что иное, если не бесстыдство и беспомощная попытка перекрыть совершенное им преступление.

Это мой последний комментарий об августовской войне. Впереди нас ждет интересная президентская, европейская кампания, которая должна проводиться по большей части на фоне дискуссии о будущем.

11 августа: Еще раз повторю, но наверно уже никого не интересует — Россия начала войну столетие назад, и первой жертвой этого являемся мы — я, моя семья и все эмигранты… Зависит от того, как мы считаем, эта война началась или с 1783 года, или с 1801 года, или 1921 года, но это вековая война российского империализма против независимости Грузии. Мы носили флаг независимой Грузии в эмиграции, никто не знал, что это за был трехцветный флаг и что означала защита этого флага и независимости этой страны за границей… То, что войну начала Россия, это факт, и если кто-то в этой стране не знает этого, это проблема.

Что случилось в 2008 году? Об этом мы должны спросить всех президентов, потому что это существенный вопрос для нас. Эта угроза перед нами. Мы видим, что происходит в этом регионе и в мире, и какое правление сегодня в России. То есть, думать о том, что эта угроза завтра не может повториться, это абсурд. Я говорю, что ответственность президента заключается в том, чтобы уберечь страну от этой угрозы, чтобы не потерять новые территории, что вполне возможно, сделать все вместе со своими партнерами, а не вопреки совета от партнеров.

Об этом нам говорили американские партнеры, об этом нам говорили европейцы, и ради этого нам помогали наши партнеры. Было множество предупреждений, свидетелем которых была я, потому что в то время я была в оппозиции и с нами встречались наши иностранные партнеры. Хочу напомнить одну вещь, что хотя бы в то время, когда я работала над выводом российских баз, в то время, в период переговоров с Россией, до встречи и после встречи, я попыталась встретиться с нашими американскими партнерами и тогдашним председательством ЕС, поскольку мы, как небольшая страна в этом сложном регионе, мы не имеем права полностью не соответствовать нашим стратегическим и нестратегическим, нашим ближайшим партнерам. Это был случай, когда мы остались одни, ценой наших территорий мы остались в одиночестве.

24 августа: Я всегда говорила и повторю, что война началась в начале прошлого века, война с Россией не прекращалась, и это было одним из боевых действий, которое начал Саакашвили. Это не моя вина, это вина Саакашвили, и у него должны спрашивать ответа за это. Остальное довольно забавно.

Кто начал провокации? Кто начал войну? – это происходило постоянно. Я была министром и в 2004 году, и знаю, как приезжали тогда через Рокский тоннель. Я никогда не буду в формате оправданий на эту тему, и мне очень жаль тех людей, которые пытаются разговаривать со мной на эту тему с каким-то злорадством.

11 сентября: Я издавна, и наверно с рождения говорю, что Россия — враг Грузии, и Россия начала войну, и мы это знали.

А что я говорю – я говорю, что когда ты президент, когда это входит в твои обязанности, когда американцы предупреждают тебя, предупреждают европейцы, когда на наших границах проходят крупномасштабные учения, когда у тебя есть все эти данные, когда знаешь, что Цхинвали пуст. Когда ты президент Грузии, и очевидна устроенная Россией провокация, и в связи с этим специально приезжает Кондолиза Райс (госсекретарь США), чтобы сказать – будьте осторожны, не поддавайтесь на провокации, и когда поддашься на эту провокацию, и из-за этого потеряем территории, я говорю, что это не ответственное поведение президента Грузии.

Когда я буду президентом, моя главная задача будет заключаться в защите независимости и суверенитета этой страны. Для того, чтобы защитить, ты должен стоять на страже, чтобы не поддаваться на провокации. Ты не должен вести себя так, чтобы привести к оккупации.

У Саакашвили в свое время были огромные контакты, очень сильная поддержка, и эта поддержка была бы намного более эффективной, чем использование этой поддержки в дальнейшем для того, чтобы праздновать якобы выигранную войну вместе с некоторыми своими партнерами.

Мы бомбили наше население, права на что не имеет ни один президент. На следующий день как должны мы сказать, что хотим целостности этой страны. Я хочу целостности этой страны и не хочу, чтобы какой-либо президент бомбил свою территорию и своих граждан.

Несмотря на то, что Цхинвали был в значительной степени пуст и это сделали русские, что было частью провокации, там возможно было что-то другое – сделки, эта история не написана до конца… Мы должны знать, что у нас есть за спиной для того, чтобы пойти вперед. Я же не говорю, что Россия нас не бомбила?

Я обещаю, что (эти заявления) никто не сможет использовать против меня и Грузии потому, что я хорошо знаю дипломатию и точно знаю, что можно делать на международном уровне и как вести себя, но сказать то, что мы предприняли какие-то действия, которые означали поддаться на провокацию в то время, не означает, что Россия нас не бомбила, что Россия не вторглась и Россия не является агрессором.

    This post is also available in: English (Английский) ქართული (Грузинский)

    Back to top button