skip to content
Новости

Конституционный суд рассматривает вопрос об импичменте президента Зурабишвили

Первый день слушаний

В Конституционном суде рассматривается вопрос об импичменте президента Грузии Саломе Зурабишвили. Предметом обсуждения на судебном заседании является нарушение президентом Грузии пункта а) статьи 52 Конституции Грузии, согласно которому, президент Грузии может осуществлять представительные полномочия во внешних сношениях и вести переговоры с другими государствами и международными организациями только с одобрения правительства.

Дело является прецедентным: Конституционный суд Грузии впервые в пределах своей юрисдикции рассматривает вопрос об импичменте.

Президента представляют бывший депутат Парламента от «Грузинской мечты» Тамар Чугошвили и бывший судья Конституционного суда Майя Копалеишвили.

На заседании присутствуют пять депутатов «Грузинской мечты», в том числе председатель партии Ираклий Кобахидзе, а также Михаил Сарджвеладзе, Анри Оханашвили, Тенгиз Шарманашвили и Георгий Кахиани.

В начале заседания председатель Конституционного суда Грузии Мераб Турава выразил недовольство тем, что президент не присутствовала на заседании, и спросил ее представителей, означает ли это, что президент проявляет неуважение к Конституционному суду, поскольку у нее нет проблем с передвижением и она может физически присутствовать на заседании.

По его же словам, если суд будет недоволен, он может принять решение об обязательном присутствии президента на заседании, поскольку представители, в отличие от президента, могут знать только юридическую сторону, а не фактические детали дела.

Согласно позиции представителей президента, решение об обязательной явке президента приведет к политизации процесса. «Это ни в коем случае не является выражением неуважения с ее стороны, это не следует интерпретировать таким образом. Так трактует Парламент, но я думаю, что Конституционный суд не должен так трактовать, поскольку президент действует в соответствии с законом», – сказала Чугошвили.

По словам председателя «Грузинской мечты» Ираклия Кобахидзе, он желает, чтобы у президента было иное отношение к Конституционному суду и Конституции Грузии. «Это не политическое заявление, это моя позиция как юриста, как государственного должностного лица, и я озвучиваю эту позицию от имени 80 депутатов Парламента, избранных народом, – сказал он.

По словам Кобахидзе, «это очень простой казус – нужно было дать согласие на визит, она этого согласия не получила, все равно поехала, Конституция была нарушена».

Председатель правящей партии отметил, что сама президент признала неконституционность визитов. В частности, она сам просила разрешения на осуществление визитов. Таким образом, она знала, что соответствующие визиты требуют разрешения.

Он также заявил, что, поскольку визиты не финансировались из бюджета и Зурабишвили выезжала за границу на собственные средства, это было «прямым признанием» того, что визиты были нелегитимными и «поэтому ей пришлось тратить собственные карманные деньги. Если бы она потратила бюджетные деньги, это было бы уголовным преступлением наряду с нарушением Конституции, потому что это нецелевые расходы».

Кобахидзе заявил, что за последние два года президент 38 раз обращалась к правительству за разрешением на поездку за границу. В их числе, до решения Еврокомиссии о статусе кандидата Грузии в 2022 году, она с одобрения правительства провела встречи в Европе, которые, по словам Кобахидзе, не привели к каким-либо результатам. Председатель правящей партии отметил, что президент просила у правительства разрешения присутствовать на похоронах королевы Великобритании и коронации короля, добавив, что даже визиты с меньшим политическим содержанием требуют разрешения, и президент это знает.

Он также сказал, что исполнительная власть является исключительной властью правительства и ее следует отделить от полномочий президента. Также по новой редакцией Конституции, президент больше не является высшим представителем во внешних связях, а является лишь представителем.

Представители президента заявили, что президент не осуществляла свои представительские полномочия в соответствии со статьей 52 Конституции, а выполняла свою роль во внешних отношениях в соответствии с пунктом 3 статьи 49 Конституции Грузии, согласно которому «Президент Грузии представляет Грузию во внешних отношениях».

Копалеишвили отметила, что ответственность суда очень велика, поскольку он может стать инструментом политической борьбы парламентского большинства против президента Грузии, поскольку содержание текущего импичмента президенту явно политическое, оно не имеет конституционного характера или юридического обоснования. «Изучая представление, мы все убеждены, что представление, внесенное политическим большинством Парламента, необоснованно, не соответствует требованиям об импичменте, установленным органическим законом «О Конституционном суде Грузии»… и, несмотря на мое уважением к вам, уважаемый суд, должна сообщить вам, что представление не должно было быть принято к рассмотрению судом по существу», – добавила Копалеишвили.

Тамар Чугошвили подчеркнула, что депутаты «Грузинской мечты» не считают встречу главы государства с главами других стран или высокопоставленными представителями нарушением Конституции. «Есть ряд отношений, которые не представляют собой осуществление представительной власти, установленной статьей 52, а подразумевают дипломатические отношения, и мы должны это различать, и это будет очень важно для данного случая. Президент осуществляет ряд отношений, которые по своей природе не требуют согласования с правительством. Это не оспаривалось ни на каком этапе, в том числе и правительством Грузии». По ее словам, непонятно, почему «Грузинская мечта» связывает 52-ю статью с выездом президента за границу и почему она делает акцент на географию.

Чугошвили добавила, что по правилам протокола прием, приветствие и фотографирование на фоне флага принимающей стороной не могут быть использованы в качестве доказательства осуществления представительских полномочий. Статус президента Грузии, независимо от того, осуществляет ли он свои полномочия в рамках статей 49 или 52 Конституции, не меняется. Она президент Грузии, и поэтому следование протоколу является выражением уважения.

Председатель Конституционного суда Мераб Турава выразил обеспокоенность после того, как Тамар Чугошвили с улыбкой изложила свою позицию по одному обстоятельству, выявленному на заседании. Как отметила Турава, улыбка Чугошвили была ироничной.

«Госпожа Тамар, мы не смеялись над вашим выступлением, мы его не оценивали ни так, ни эдак – это уже наша оценка и это ирония с вашей стороны в данном случае, по отношению к тому вопросу, который я сказал… Давайте не отходить далеко от обсуждаемого вопроса», – сказал Турава, на что Чугошвили ответила: «разве я не должна улыбаться сейчас, когда вместо представителя правительства отвечают депутаты? Они помогают парламентскому секретарю правительства подводить итоги и давать ответы, это вызывает улыбку. Вот диктует, то один, то другой».

«Госпожа Тамар, у меня не было никакой агрессивной позиции по отношению к вам, я просто был удивлен, что вы улыбнулись. Вы, конечно, имеете на это право, мы не можем вас ограничивать, просто я тогда посчитал это неуместным», – сказал Турава.

Второй день слушаний

4 октября Конституционный суд возобновил слушания по делу об импичменте президенту.

В ходе слушаний председатель «Грузинской мечты» Ираклий Кобахидзе заявил: «политическое решение было принято только после того, как нарушение президентом Конституции Грузии приобрело системный характер. Когда приступаешь к процедуре импичмента, с нашей точки зрения, это означает, что мы больше не считаем Саломе Зурабишвили достойной президентского поста».

Судья Манана Кобахидзе попросила председателя правящей партии подтвердить, что его целью не является сведение политических счетов. «Кроме того, вы вчера привели пример, что в Молдове был случай, когда молдавское правительство было проевропейским, а президент в это время находился с визитом в России. Между курсами возникла несовместимость. В данном случае дело в другом – декларируемый курс правительства состоит в том, что в этих действиях есть такого, что снесет угрозу, что наступило с точки зрения результата, что заставило вас прийти не в целях сведения политических счетов, а из крайней необходимости. Что заставляет вас считать, что этот человек, президент, недостоин и не соответствует этой должности?» – спросила судья.

По словам Ираклия Кобахидзе, «начало процедуры импичмента является политическим решением… У нас есть обоснованное предположение, что госпожа Саломе Зурабишвили нарушила Конституцию Грузии в надежде получить поддержку оппозиции, но конечная цель и отправная точка инициирования импичмента заключается в том, что президент, как правило, должен покинуть свой пост. Это будет нашей целью, и в случае, если Конституционный суд представит Парламенту положительное заключение относительно нарушения Конституции, все соответствующие депутаты поддержат импичмент президента. Это наше политическое намерение».

Судья Теймураз Тугуши поинтересовался, что должен говорить избирателям кандидат в президенты, если у него нет платформы ни дома, ни за рубежом. Вопрос в том, должен ли кандидат хранить молчание и не участвовать во всех делах, что указывает на неясность в роли такого кандидата и цели института президента.

Ираклий Кобахидзе спросил, уйдет ли президент в отставку, если Грузия не получит статус кандидата: «конечно, он не уйдет в отставку, потому что она не несет ответственности, а если она не несет ответственности, она не должна ездить (за границу). Кто несет ответственность, тот должен ездить, либо, по крайней мере, по его согласию должен ездить кто-то другой. Так гласит Конституция», – сказал он.

Ираклий Кобахидзе подчеркнул, что позиция Зурабишвили относительно введения санкций против России неясна, поскольку президент делает расплывчатые и двусмысленные заявления по этому вопросу. Он также указал на заявление президента Латвии после встречи с Зурабишвили, которое, по его мнению, противоречит позиции власти. По словам председателя правящей партии, иностранные партнеры уже давно не делали подобных заявлений после встреч с другими грузинскими официальными лицами.

В то же время председатель «Грузинской мечты» отметил, что позиции власти и президента по вопросу отзыва украинского посла из Грузии не совпадают и что Саломе Зурабишвили и в этом случае нарушила законодательство.

Представители Саломе Зурабишвили представили суду позицию Саломе Зурабишвили и рассказали о вопросах, поднятых во время ее последних трех визитов в Германию, Францию ​​и Брюссель. Одна из представителей президента Тамар Чугошвили пояснила, что во время своего визита во все три страны президент не действовала в рамках статьи 52 Конституции – не вела переговоров, не подписывала договоров, не осуществляла представительские полномочия.

Судьи в основном задавались вопросом, почему президент во всех остальных случаях запрашивала разрешение у правительства и почему она не спрашивала разрешения перед поездкой во Францию ​​и Брюссель. По словам Тамар Чугошвили, после того как Саломе Зурабишвили было отказано в разрешении на посещение Германии, она решила посетить страну в рамках статьи 49 Конституции, которая гласит, что президент представляет Грузию во внешних отношениях.

По словам Тамар Чугошвили, президент не обсуждала на встречах результаты выполнения 12 рекомендаций Еврокомиссии, и ее визит был связан с обсуждением геополитических вопросов и европейского будущего Грузии.

Выступление Тамар Чугошвили и Майи Копалеишвили неоднократно прерывалось представителями парламентского большинства и судьями.

Тамар Чугошвили отметила, что ей приходилось несколько раз объяснять один и тот же вопрос, что Саломе Зурабишвили считает отказ правительства в ее визитах неоправданным и считает, что целью этого было изолировать ее. По мнению Чугошвили, авторы представления должны предоставить доказательства того, что президент действовала на встречах в рамках статьи 52 Конституции.

Третий день слушаний

5 октября Конституционный суд возобновил слушания по вопросу об импичменте президента Грузии.

В ходе заседания произошел спор между представителями президента и председателем Конституционного суда Мерабом Турава. Разногласия начались после того, как председатель суда отказал одному из представителей президента Майе Копалеишвили в возможности ответить автору представления об импичменте Ираклию Кобахидзе. Турава заявил, что нет необходимости повторять ответы, поскольку Тамар Чугошвили уже ответила на тот же вопрос. Копалеишвили подчеркнула необходимость равного обращения. В ответ Турава заявил, что открыт для критики, хотя хочет избежать повторных ответов в ходе заседания.

На заседании Тамар Чугошвили зачитала послание Саломе Зурабишвили, где говорится, что в сентябре 2019 года министр иностранных дел Давид Залкалиани встретился с министром иностранных дел России Сергеем Лавровым в ходе Генеральной ассамблеи ООН и провел переговоры. По словам Чугошвили, президент Зурабишвили узнала об этой встрече от генерального секретаря ООН Антонио Гутьерреса во время официальной встречи. В связи с этим Кобахидзе заявил, что это не имеет никакого отношения к нынешней дискуссии, речь идет о юридических вопросах, «и это демагогия».

По словам Ираклия Кобахидзе, импичмент отличается от спора о компетенции тем, что это также политический процесс. Он также отметил, что 80 депутатов заявили, что считают Саломе Зурабишвили недостойной президентского поста из-за нарушения Конституции. Председатель правящей партии также заявил, что это был политический акт с их стороны, от которого они долгое время воздерживались.

Кобахидзе подчеркнул, что если президент Грузии такими подходами грубо нарушает Конституцию Грузии, то стране, конечно, нечего делать в Евросоюзе. Так он ответил на вопрос судьи Мераба Турава о том, что зарубежные СМИ признают президента прозападным лидером и не нанесет ли импичмент такому человеку вред интересам Грузии.

This post is also available in: English (Английский) ქართული (Georgian)

მსგავსი/Related

Back to top button