Коментарии

Какие шаги нужно предпринять? Эксперты в поисках выхода из кризиса в Грузии

Политический кризис, возникший в после парламентских выборов в октябре 2020 года, усугубился в результате спецоперации в офисе оппозиционного Единого национального движения и задержания председателя партии Ники Мелия. Мелия был задержан за неуплату дополнительной суммы залога, которую обязали его выплатить после того, как он публично выбросил браслет электронного мониторинга во время акции протеста против «фальсификации выборов». Оппозиционного политика обвиняют в организации и руководстве групповым насилием во время антиоккупационных акций протеста в июне 2019 года.

Кризис усугубился отставкой премьер-министра Георгия Гахария из-за противоречий внутри правящей партии по поводу применения силы для задержания Мелия. Ожидания того, что уход Гахария создаст возможность для компромисса, вскоре развеялись. Грузинская мечта заменила Гахария Ираклием Гарибашвили, который отличался жестким подходом к Единому национальному движению во время его предыдущего срока на посту премьер-министра. На парламентских слушаниях Гарибашвили пообещал «восстановить порядок» и назвал Мелия «криминалом», а ЕНД — «деструктивной силой».

Вслед за давлением со стороны международного сообщества правящая команда частично смягчила свою резкую риторику, однако позиции противоборствующих сторон кажутся несовместимыми: оппозиция требует досрочных выборов и освобождения Ники Мелия и других т.н.  политзаключенных, с чем категорически не согласна Грузинская мечта.

«Civil.ge» спросил грузинских и зарубежных экспертов, куда, по их мнению, ведет этот кризис Грузию и в чем может заключаться выход. Мы также спросили их, как нынешняя ситуация отразится на евроатлантические устремления Грузии.

Корнели Какачия, профессор Тбилисского государственного университета, директор Института политики Грузии

«Прежде всего, вероятно, необходимо, чтобы обе стороны сели за стол переговоров и вели искренний диалог, а не показательный, какой имел место в последние месяцы. Обе стороны должны быть готовы к некоему консенсусу, признаков которого, к сожалению, пока не видно ни со стороны власти, ни со стороны оппозиции.

Для того, чтобы появился какой-то результат, необходимо, чтобы обе стороны что-то уступили. Что касается конкретных шагов, то при наличии политической воли с обеих сторон, конечно, международное содружество поддержит этот процесс и выделит платформу, но международное сообщество не сможет принять решение вместо грузинских политиков. А тут нужны смелые шаги с обеих сторон, чтобы разрядить эту ситуацию.

Один из вариантов состоит в том, что, если обе стороны готовы к компромиссу, совместными усилиями власти и оппозиции сформировать коалиционное правительство, и несколько министерских портфелей уступить оппозиции.

Также, допустим, им предоставили одну из должностей в правоохранительных органах, избрали нового главу ЦИК, который пользовался бы доверием гражданского общества, которому доверяет оппозиция, и освободили политзаключенных. После этого компромисс будет заключаться в том, что оппозиция войдет в Парламент.

Второй сценарий общеизвестен – назначить новые выборы. Я понимаю, что оба варианта сложно реализовать, но это лучший вариант, чем конфронтация и гражданское противостояние, которые могут последовать за всем этим, если не будет найден такой компромисс».

Уильям Кортни, бывший посол США в Грузии, ассоциированный старший научный сотрудник Американского исследовательского института RAND Corporation

«Первым шагом выхода из кризиса могут стать двусторонние уступки сторон. Например, власть может освободить Нику Мелия из позорного заключения, а оппозиция может действовать ответственно и получить мандаты в Парламенте. Также возможно передать дела других предполагаемых политзаключенных специальной панели судей с высокой репутацией. Такие шаги были бы поддержаны Западом. Однако в настоящее время политические партии, возможно, не могут договориться о том, пойти на общие уступки. Если так, то гражданскому обществу Грузии, возможно, придется вызволять политическую систему, вошедшую в тупик.

Одним их путей было бы собрание «группы мудрых людей», состоящей из уважаемых лиц, которая рассмотрела бы вопросы, вызывавшие кризис и разработала бы рекомендации по выходу из кризиса и укреплению политического будущего Грузии.

Членами этой группы должны быть граждане, будь то представители НПО, частного бизнеса, сельского хозяйства, сферы технологий, СМИ, аналитических центров и университетов, сектора здравоохранения или благотворительных и религиозных институтов.

Некоторые из них могли иметь опыт работы во власти или в армии, в то время как другие могли быть видными фигурами в гражданской или бизнес-сфере. Членами этой группы не должны быть активисты политических партий или люди с радикальными политическими взглядами. Группа провела бы публичные заседания, на которых различные осведомленные лица представили бы замечания. Можно было бы также провести отдельную (закрытую) встречу этой группы, чтоб проанализировать вопросы и рассмотреть рекомендации.

Этот кризис лишает Грузию поддержки Запада и усиливает мнение скептиков о том, что Грузия не готова вступить в Европейский Союз или НАТО. Кризис также ослабляет позиции Грузии по отношению к ее более сильным соседям.

Сила Грузии заключается в сильном гражданском обществе, а не в политической системе, которая долгое время была уязвима для доминации влиятельных лиц. Политические партии стали бы сильнее, если бы они начали объединяться не вокруг личностей, а вокруг идеологических интересов — например, либеральные vs. консервативные. Через некоторое время это укрепило бы демократию в Грузии и стало бы возможным достижение политической стабильности».

Эка Гигаури, исполнительный директор НПО «Международная прозрачность – Грузия»

«Нам срочно нужно снизить температуру, чтобы возобновить диалог. Поэтому (первым) шагом должно быть завершение расследований, которые воспринимаются как политически мотивированные, и освобождение тех лиц, которые широко рассматриваются (в обществе) как политические заключенные. Конечно, здесь имеются в виду Ника Мелия и Георгий Руруа. Я верю, что это открыло бы путь возобновлению переговоров при активном посредничестве наших международных партнеров — и мы очень благодарны им за их важную роль.

Что касается самого диалога, я бы ожидала соглашения между сторонами по институциональным путям выхода из кризиса, посредством изменений, которые исключили бы злоупотребление властью со стороны любой политической силы и захват государства.

Но этого недостаточно — для дальнейшей и устойчивой деэскалации стороны, и особенно правящая команда, должны взять на себя обязательство воздерживаться от поляризующей и агрессивной риторики, а также таких действий в будущем».

Линкольн Митчелл, исследователь политики

Чтобы понять нынешний политический кризис в Грузии, необходимо понять две разные вещи. Во-первых, Грузинская мечта мало что сделала для консолидации демократического прорыва 2012 года. Они находятся у власти чуть более 8 лет, и за это время их усилия по развитию демократии и близко не находятся к необходимому уровню. Доказательством этого являются последние выборы, которые (международными миссиями) воспринимаются как проблемные, но в значительной степени легитимные. Кроме этого, в сложившейся ситуации неверно поступили сторонники жесткой политики «Мечты», я имею в виду арест Ники Мелия, что не только не успокоило, но и усилило напряжение.

Второе, что нужно понять, это то, что Единое национальное движение проиграло все выборы с 2012 года, и (эта сила) остается фундаментально непопулярной в Грузии.

Полуавторитарный и в некоторой степени, преступный характер режима ЕНД в Соединенных Штатов в определенной степени не поняли должным образом. Со временем ЕНД становилось все менее и менее приверженным демократическим средствам получения власти и прибегало к улицам, революционным разговорам или угрозам и неразумным требованиям.

Многие западные эксперты обратили все внимание на первый из этих пунктов, в то время как их непонятные симпатии к «Национальному движению» продолжаются.

Об этом, с одной стороны, свидетельствует дискуссия о досрочных выборах в Грузии. Это является требованием ЕНД, которое пытается аннулировать результаты выборов, которые большинство наблюдателей оценили как проблемные, но в целом, легитимные.

Однако хорошим советом для Грузинской мечты было бы ускорение избирательных и, в более общем плане, демократических реформ. Назначение новых выборов было бы равносильно предоставлению права пораженной и широко ненавистной силе перевернуть более или менее демократический процесс.

Как американец, я не могу не видеть сходства между позицией ЕНД и пирверженностью Республиканской партии (США) в отношении побежденного президента, который отказался признать результаты выборов.

Я не знаю, откуда все это исходит. События последних нескольких недель нельзя рассматривать изолированно, и они являются частью более длительного политического процесса в Грузии. Я знаю, что для Грузии нехорошо быть в одной и той же борьбе и выборах, но трудно выйти за рамки этого. Санкции и другие меры со стороны Запада были бы ошибкой и неправильным решением проблемы, которая гораздо более сложная».

Понятно, что это не поведет стремления Грузии к НАТО по правильному направлению, но вступление в НАТО все равно произошло бы не скоро».

This post is also available in: English (Английский) ქართული (Грузинский)

მსგავსი/Related

Back to top button