Интервью

Интервью президента Саломе Зурабишвили о европейской политике Грузии

Tags

EURadio, расположенное в Брюсселе, взяло интервью у президента Грузии Саломе Зурабишвили. Civil.ge предлагает неофициальный перевод ряда важных частей интервью, записанного на французском языке:

ЕС и Грузия

Отношение официальных ЕС (с которыми я встретилась) очень позитивно по отношению к Грузии. Мы были «хорошим учеником» с точки зрения европейского партнерства, а также Соглашения об ассоциации, которое мы реализуем уже течение пяти лет. В настоящее время вопрос стоит таким образом — куда мы идем, особенно в свете тех волнений, которые имеют место в ЕС.

Трудности относительно того, чтобы сделать следующий шаг (с точки зрения сближения Грузии и ЕС), исходят из ЕС, а не от нас…

Как я часто говорила, когда я преподавала развитие ЕС в SciencePo, после кризиса ЕС всегда делал шаг вперед.

Поэтому если посмотрим на обстановку оптимистично, текущий кризис — Брэксит, рост популизма в Европе – наверно вынудят ЕС пересмотреть собственную конфигурацию. Во всяком случае, мы находимся в стартовой позиции и ожидаем формирования новой ситуации.

Теперь обсуждаются несколько новых идей, такие как углубление партнерства, на которым может последовать режим расширения, который менее проблематичен для некоторых стран, с точки зрения создания партнерских кругов различного качества (вокруг европейского центра).

Сам Брэксит также может привнести — если он не слишком драматичным — новые возможности, поскольку, в результате будет создано несколько отдельных форматов для Великобритании, и возможно Грузия также воспользуется некоторыми из этих форматов;

В некоторой степени Великобритания и Грузия — конечно, принимая во внимание отличающиеся масштабы – окажутся в похожей ситуации; За пределами ЕС, но не полностью — потому что они только что покинули ЕС, а мы еще не присоединились к нему…

Батумская Конференция

Наша цель — использовать изменения (в ЕС), во время выборов в Европарламент в мае, а также, в связи с тем, что приближается 10-летие Европейского партнерства, мы обеспечиваем организацию конференции в Батуми этим летом, в июле.

Мы хотели бы пригласить государств-партнеров, официальных лиц ЕС и ассоциированных государств, таких, как мы; Это будет конференция, на которой мы представим свои предложения. Из-за того, что в июле ЕС не будет таким же, как сейчас, мы можем использовать эту возможность, чтобы обсудить, что мы можем сделать в будущем.

Учитывая, что процесс транзиции в ЕС продлится, как минимум, до конца года, и (Брюссель) не сможет представить новые предложения, мы можем использовать это пространство и озвучить свои собственные предложения, требования и мнения, что является нашей сильной стороной.

(Одной из наших сильных сторон является то, что Грузия) является четко проевропейским государством, и это в то время, когда число таковых все больше сокращается. Редко, когда с головы до ног поддерживают Европу – недавно наше европейское стремление мы закрепили в нашей Конституции, наше население в декабре избрало президента, что также является европейским действием, и все опросы общественного мнения подтверждают поддержку к интеграции в ЕС примерно на 70%.

Нашим вторым преимуществом является стабильность в регионе, где в этот период факторов нестабильности больше… и (мы можем этого достичь), несмотря на все вызовы — наши оккупированные регионы, агрессивные действия России против нас, которая продолжают оказывать давление вдоль границ зон оккупации, включая похищения людей; В настоящее время им запрещено передвигаться (через линии оккупации). Все эти действия осуществляются постоянно, давление с их стороны имеет постоянный характер. Тем не менее, стабильность в Грузии сохраняется.

В этом отношении мы являемся важной опорой для ЕС в ближайшем соседстве, которую нужно сохранять, особенно когда у нас есть такие соседи, как Россия, Турция и Иран, а еще южнее — Сирия…

Таким образом, в Черноморском регионе мы являемся опорой, к которой также можно добавить в Армению, которая после последних выборов выражает желание еще более сблизиться с Грузией (хотя мы никогда и не были отдалены), используя наш опыт в плане сближения с ЕС. Однозначно, что они делают это позднее и, возможно, для них невозможными будут радикальные изменения во внешней политике, но, как бы там не было, мы уже не одни. Азербайджан по-прежнему выражает заинтересованность к ЕС, что является хорошей новостью для Европы. Мы находимся на полпути между Китаем и Европой, у нас есть Соглашение о свободной торговле с Китаем, и это также создает интерес с экономической точки зрения.

Черноморская инициатива

Одна из наших просьб касается развития дальнейшего транзита на Черном море.

Мы не можем допустить, чтобы безопасность Черного моря была снижена, и чтобы оно попало на карту только из-за угроз безопасности — Азовское море, Крым. На самом деле, существует огромный потенциал для транспорта и торговли.

На наш взгляд, если мы думаем о более тесных отношениях с ЕС, принимая во внимание те шаги, которые мы уже предприняли — безвизовое передвижение, зона свободной торговли, Соглашение об ассоциации – дополнительный шаг, который можно предпринять, связан с усилением физического сближения.

Для наших граждан, а также для граждан ЕС, наличие прямого паромного сообщения для людей и товаров, очень конкретный, очень ощутимый путь (для сближения).

Нам удалось интегрировать этот подход в планировании сети, которая — не путем прямого финансирования, а с точки зрения инвестиционного проекта – получила около 3,5 миллиардов евро для поддержки развития транспортных коммуникаций по всей Грузии.

Первоначально, проект в основном предусматривал поддержку внутреннего транспорта и логистики Грузии, но мы попросили его изменить, конкретно из-за связи с Констанца (Румыния). Я бы обязательно посетила Румынию, которая в настоящее время председательствует в ЕС и также заинтересована в этом проекте — который не является новым, но ранее никогда не имел достаточной поддержки.

Де-факто членство?

Наш План действий, который мы будем разрабатывать последовательно и представим в Батуми, подразумевает увидеть то, сможеим ли мы стать членам (ЕС, с практичекой точки зрения) без фактического членства.

Мы уже осуществляем множество программ, в том числе Erasmus +, о дальнейшем развитии которой мы уже договорились; Мы также будем работать над другими идеями… Конечно, есть вопросы, на которые мы можем заострить внимание и озвучить конкретные просьбы и наши реальные интересы, например, с точки зрения защиты окружающей среды и трудовых прав.

Трудовые права

В этой сфере мы сталкиваемся с конкретной проблемой, где нам потребуется поддержка ЕС, которая заключается в том, что экономическое развитие является приоритетом по сравнению с трудовыми правами, а поскольку большая часть инвестиций является иностранной, правительство иногда воздерживается от создания строгих рамок. В этой сфере, предположительно, нам потребуются ресурсы и поддержка от ЕС, чтобы предпринять такие шаги, которые нам необходимо сделать.

Реформы: успехи и недостатки

Наиболее позитивные изменения связаны с европейской перспективой, которая помогает нам сблизиться с европейским стилем жизни, с европейскими стандартами; Однако это не значит, что мы теряем наш стиль жизни.

Часто это идея, которую развивает российская пропаганда — как прямую, так и соблазнительную — что сближение с Европой означает потерю идентичности — такая же идея часто встречается среди популистских партий в Европе. Эта идея не редкость и в Грузии, но пока что она не отражается в политическом популизме (очень сильно) – именно тут мы должны добиться прогресса, и мы не должны оставлять открытую площадку для тех партий, которые собираются подхватить эту идею…

Что касается недостатков, мы не смогли урегулировать замороженные конфликты, и наоборот, ситуация ухудшилась с точки зрения признания оккупации и независимости, что отражается в углублении изоляции этих двух регионов.

Политическая поляризация

Мы всегда были политизированной страной; Даже в условиях Советского Союза Грузия была более политизированной и более свободно мыслящей, чем другие республики. Я думаю, что это наше наследие. Кроме того, поскольку мы являемся южной страной, мы, так же как и в других сферах жизни, чрезмерно вовлечены в политику. К этому можем добавить поляризацию, которая не ограничивается только Грузией — такая же тенденция наблюдается в тех странах, которые несколько лет назад вовсе не были поляризованы.

Имеет место влияние социальных сетей, напряжение модернизации, с тем выбором, которые все более радикальны, народ не интересуется промежуточным путем.

В нашей стране, как и во многих других странах, были действия России, ее «мягкая сила», которая содействует акцентированию внимания на расхождения.

Их стратегия заключается в том, чтобы заострить внимание на существующей напряженности — там, где существует историческая напряженность между странами, это их цель, для этого у них есть очень усовершенствованные методы.

Таким образом, одна из задач, которые я вижу для себя, преодоление этих крайне жестоких разногласий. Это не означает иметь одинаковые взгляды, или искоренить партийные разногласия, это означает достижение успеха – по определенным темам — совместную работу.

В некоторый степени это парадокс, но (несмотря на явную поляризацию), существует сильная корреляция взглядов (между политическими оппонентами) по важнейшим вопросам — это НАТО, ЕС, необходимость трансформации грузинского общества, например, соглашение с европейскими странами в содействии трудовой миграции. Если возьмем конкретные темы, большой разницы не существует; В грузинском обществе существует консенсус по главным темам, таким как оккупированные территории, отношения с Россией.

Политика в отношении России

Единственным различием с теми партиями, которые мы называем «пророссийскими», но на самом деле они не являются пророссийскими, заключается в том, что они считают, что диалог с Россией должен начаться сейчас, а остальные, в том числе и я, считаем, что

мы не можем начать диалог до тех пор, пока территории остаются оккупированными, если с российской стороны не будет какого-нибудь сигнала о том, что их позиция изменится, или если не будет сигнала от наших союзников — США и Европы — что они потребуют такой трансформации политики (России).

Для того, чтобы начать диалог с Путиным, заявления и действия которого становятся все более строгими изо дня в день, необходимо, чтобы существовало одно или второе условие… Я дипломат, и я считаю, что диалог — это всегда тот формат, от которого не следует отказываться, если хотим добиться результатов. Но для позитивного развития необходимы определенный (политический) контекст и важные элементы.

На данном этапе невозможно восстановить дипломатические отношения; Необходимо, чтобы существовали определенные условия, неформальные дискуссии. И даже для неформальных дискуссий грузинские официальные лица не должны проводить такой диалог, если у нашего населения это создаёт впечатление, что они отказались от принципиальной позиции. Не получив взамен ничего.

This post is also available in: English (Английский) ქართული (Грузинский)

მსგავსი/Related

Back to top button