Новости

Власти и оппозиция оценивают объявление президентом моратория на помилование

Tags

После того, как президент Грузии Саломе Зурабишвили 19 сентября объявила мораторий на помилование заключенных, последовали оценки этого решения со стороны представителей правящей команды и оппозиции.

Civil.ge предлагает эти оценки.

Оценки представителей правящей команды

Георгий Гахария — премьер-министр: «Прежде всего, я хотел бы сказать, что помилование является дискрецией президента. Однако для меня абсолютно неприемлемо помилование убийцы сотрудника полиции и в целом убийцы, лица, совершившего тяжкое преступление. Конечно, тут также нужны законодательные изменения, что подтверждается и тем шагом, который предприняла госпожа президент, объявила мораторий. Это должно быть общим обсуждением вместе с Парламентом, и, конечно, должны быть установлены какие-то фильтры для того, чтобы осужденные за тяжелые преступления, особенно за убийство, не были бы помилованы таким образом».

Анри Оханашвили — председатель парламентского Юридического комитета: «Для нас неприемлемо, когда происходит помилование осужденного за убийство, тем более разыскиваемого. Однако в то же время мы отмечаем, и мое личное мнение, что в связи с этим вопросом должна начаться скоординированная работа с точки зрения разработки единой политики в области уголовного правосудия. Я приветствую готовность президента, которая была выражена с ее стороны. Она готова начать работу над улучшением этого вопроса».

Гиа Вольский — лидер парламентского большинства: «Ситуацию следует прояснить с начала до конца, но объяснения по поводу того, каким образом использует президент свои дискреционные конституционные полномочия, безусловно, должен сделать ее офис, а затем решим, в чем дело, но мораторий правильный, какой-то период следует приостановить, так как без стандартов мы можем прийти к выводу, что любой один человек не может принять решение ни в одной сфере таким образом, чтобы не допустить ошибку».

Вано Зардиашвили — член парламентского большинства: «для меня, как гражданина, в том числе, члена Грузинской мечты, неприемлемо помилование человека, обвиняемого в убийстве полицейского. Есть вопросы, и, по моему мнению, если это кто-то подстроил для г-жи Саломе, она должна сделать пояснения, кто был этим лицом, а если нет — она должна пояснить, на что основывались эти помилования… Все помилования со стороны президента приняли уродливые формы, которые действительно удовлетворяли интересам общественности».

Оценки оппозиции

Роман Гоциридзе — Единое национальное движение: «Несерьезным было то утверждение, что она объявила мораторий на помилование и ожидает усовершенствования каких-то процедур… Разговоры о моратории означают, что она избегает своих конституционных обязательств. Мораторий означает, что он не выполняет свои обязательства, которые возложен на нее по Конституции, поскольку акт о помиловании является правом и в то же время обязательством. Это было оправданием этого отвратительного решения. Она сказала, что необходимы законодательные изменения и что Парламент подумает об этом, и что якобы виновно существующее законодательство, а не сама президент Зурабишвили… Нет необходимости менять законодательство в этом отношении, поскольку Комиссию по помилованию и механизмы, которые играли роль фильтра, существовали и их распустила г-жа Саломе (Зурабишвили).

Гиги Угулава — один из лидеров Европейской Грузии: «Дискреционные полномочия президента помиловать того или иного человека – ограничивать нужно не это, должно произойти наоборот – нужно выдворить эту госпожу из дворца президента по правилам импичмента… Я думаю, что накопилось достаточно оснований для того, чтобы Парламент начал обсуждение в связи с импичментом президента Саломе Зурабишвили. Проведенный (ею) каждый день во дворце является опасным для страны».

Давид Чичинадзе — независимый депутат: «президент должна объявить мораторий не только на помилование, но и на свою деятельность, чтобы меньше вреда нанести нашей стране и нервной системе нашего населения».

Мамука Хазарадзе — основатель общественного движения «Лело»: «институционально президент должен иметь право на помилование, поскольку это нормальный, гуманный акт. Однако, если эта институциональность не прозрачна, непонятна, возмутительна для общественности, особенно если это касается полицейского, который защищает нас, и возникает так много вопросов, я полностью отстраняюсь от этого процесса, выражаю протест и требую очень глубоких разъяснений. Институту помилования не должен пострадать и он должен существовать, но эта форма, в какой форме было осуществлено помилование, абсолютно неприемлема».

По теме:

This post is also available in: ქართული (Грузинский)

მსგავსი/Related

Back to top button