Интервью

«Риск однозначно есть» — интервью с Андерсом Фог Расмуссеном

Tags

Андерс Фог Расмуссен, бывший генеральный секретарь НАТО в 2009–2014 гг., заявил, что для того, чтобы быстро вступить в НАТО, Грузия может временно отказаться от распространения пятого пункта альянса на свои оккупированные регионы. Расмуссен сказал нам, что риск действительно существует, что Россия по-прежнему может попытаться остановить вступление Грузии в НАТО с помощью военной агрессии. Однако бывший генеральный секретарь считает, что взвесить этот риск все же стоит. Расмуссен также отмечает, что до принятия такого решения Грузии придется достичь консенсуса по этому вопросу внутри страны. Вчерашние отклики на заявление Расмуссена также четко показали, что бывший генеральный секретарь прав в этом отношении.

За вчерашним выступлением Расмуссена на Тбилисской международной конференции последовали противоречивые отклики в грузинских СМИ. Комментируя неточный перевод на грузинский слов Расмуссена, лидер парламентского большинства Грузинской мечты Гия Вольски заявил, что присоединение Грузии к любой организации без оккупированных территорий будет означать «идти против истории и государства».

Андерс Фог Расмуссен посетил Грузию для участия в пятой ежегодной Тбилисской международной конференции, организованной Институтом Маккейна и Центром исследований экономической политики. От имени Civil.ge с бывшим генеральным секретарем беседовал Важа Тавберидзе, который попытался услышать больше о мнении господина Расмуссена и возможных рисках, связанных с этим.

Civil.ge благодарит Институт политики безопасности Грузии (Georgian Institute for Security Policy – GISP) за помощь в проведении интервью с Андерсом Фог Расмуссеном.

Важа Тавберидзе/Civil.ge: Для конференции было избрано довольно щепетильное название – «Now What?» («Что теперь?») — и я хотел бы задать вам тот же вопрос: чего мы можем ожидать с точки зрения евроатлантических устремлений Грузии? Где мы сейчас и куда направляемся?

Андерс Фог Расмуссен: Я бы сказал, что следующим шагом должно стать принятие конкретного решения правительством и народом Грузии: стоит ли Грузии стать членом НАТО, но с оговоркой, что временно, статья 5 Хартии НАТО о коллективной обороне не будет распространяться на ваши де-факто оккупированные регионы. Это означает, что механизм коллективной обороны будет применяться только к территории, которая сегодня контролируется правительством Грузии. Многим это может показаться запутанным вопросом, но у нас уже есть аналогичный прецедент в НАТО – в 1955 году Восточной Германии (ГДР) не было позволено вступить в НАТО, когда Западная Германия стала членом НАТО. Статья 5 не распространялась на Восточную Германию, пока Германия не объединилась. То же самое можно сделать в случае Грузии в отношении регионов Абхазии и Южной Осетии. Я думаю, что этот вопрос станет предметом больших дебатов в Грузии, поэтому вам лучше принять такое решение самостоятельно, и если желаете, потом должны «прийти» к НАТО и сказать: «вот мы готовы, что теперь скажете вы?».

Вопрос: Как вы считаете, каким будет ответ НАТО? Разделяют ли ваши бывшие коллеги ваш подход?

Ответ: Сегодня, я не думаю, сегодня я бы не смог дать вам гарантию консенсуса, но я думаю, что это правильный первый шаг, чтобы этот процессе сдвинулся с места. В этом случае государствам-членам Североатлантического союза придется реалистично начать дискуссию о том, что согласны ли они на вступление Грузии в НАТО, поскольку факт, что Грузия отвечает всем необходимым для этого критериям: вы являетесь одним из ближайших партнеров НАТО, вносите большой вклад в миротворческую миссию в Афганистане, и ваши военные удовлетворяют необходимым стандартам.

Вопрос: Развеет ли эта ваша модель тот скептицизм, который есть у некоторых западноевропейских стран в отношении вступления Грузии в НАТО?

Ответ: Не сразу, но я думаю, что необходимо сделать этот шаг для того, чтобы так сказать перезагрузить этот процесс. Поскольку сейчас скептикам слишком легко избежать эту дискуссию и просто показать пальцем на неразрешенные территориальные конфликты, но, сделав этот шаг, эта проблема, так сказать, исчезнет из уравнения. Соответственно, странам-членам НАТО придется обсудить, что Грузия отвечает всем необходимым критериям.

Вопрос: Вы упомянули пример Германии. Не считайте меня слишком скептичным, но Вы искренне верите, что Грузия имеет такой же геополитический вес для Запада, какой был у Германии в то время?

Ответ: Германия, конечно, страна гораздо больше, она расположена в Центральной Европе, и, конечно, все это имеет значение. Это, конечно, играет определенную роль. Но давайте не будем принижать и стратегическое значение Грузии: это коридор между Европой и Центральной Азией. Посмотрите хотя бы на направление газопроводов и нефтепроводов, и станет ясно, какое значение имеет Грузия со стратегической точки зрения. Именно поэтому Россия так заинтересована в том, что происходит в Грузии. Но кроме этих фактов мы также должны рассматривать вопрос о членстве Грузии в НАТО с демократической и моральной точки зрения. Мы должны обеспечить, чтобы демократия, свобода и свободный выбор суверенных стран не оставались просто словами. Именно поэтому необходимо принять Грузию, Украину и другие страны в НАТО.

Вопрос: Давайте также поговорим о вероятной реакции Кремля — допустим, Грузия действительно приняла такое решение. Что произойдет, если Россия, например, решит разыграть в Южной Осетии такой же трюк, как и в Крыму?

Ответ: Да, но это риск (на который вам придется пойти). Такой риск существует однозначно. Вопрос нам следует сформировать следующим образом: не больше ли риска в том, чтобы совершенно ничего не делать? Пока что реальность такова, что Абхазия и Южная Осетия и без того уже оккупированы Россией, и Грузии приходится терпеть попыткт Кремля вмешаться в ее дела. Что более рискованно – пойти на этот шаг или отказаться от него? Я не смогу ответить вам на это, я думаю, что Грузия должна обсудить этот вопрос и затем принять решение.

Вопрос: Вспомним Бухарестский саммит, вы сами сказали мне ранее, что жалели, что Россия тогда получила время действовать и вторгнуться в Грузию, пока Грузия получила бы ПДЧ (План действий к членству). Соответственно, я хотел бы спросить вас — если мы примем это решение, а затем начнутся длительные переговоры в НАТО, что мы должны сделать для того, чтобы Россия вновь не воспользовалась временем и чтобы вновь не повторился сценарий августа 2008 года?

Ответ: Да, наше тогдашнее решение было чрезвычайно опасным сигналом для Путина. Это был намек на то, что в НАТО не было единодушия по защите наших соседей на востоке. Поэтому она пошла в наступление, так как думала: «я могу сделать это и ничего со мной никто не сделает, никаких серьезных последствий не будет». Она также и поступила. Так что, если вы примете это решение, вы должны учитывать и эти риски. Это риск, знаю, но и факт также, что Путин сегодня наложил де-факто вето на членство Грузии в НАТО. Потому что, прямо скажу, НАТО не желает импортировать проблемы Абхазии и Южной Осетии во внутрь альянса. Как бы печально не было, но это факт. Поэтому лучше посмотреть в реальности в глаза, но Грузия может этим шагом оторвать у Путина с рук это де-факто вето и сказать — мы не уступим Абхазию и Южную Осетию, но мы согласны быть членами НАТО в течение ближайшего будущего без этих двух грузинских территорий (без того, чтобы статья 5 НАТО покрывала их).

Вопрос: Была бы ли выходом процедура вступления в НАТО в ускоренном порядке без ПДЧ, если не желаем давать России окно для действий? Реально ли вступление Грузии в НАТО без ПДЧ?

Ответ: Что касается ПДЧ, могу вам сказать, что это не является обязательным условием для того, чтобы стать страной членом НАТО. Многие думают так, но это не так – есть много других шансов для вступления в НАТО. Так что, да, (вступление без ПДЧ) реально, потому что, с учетом результатов Программы НАТО-Грузия и ежегодной программы, Грузия имеет точно такой же прогресс, какой был бы у нее в случае с ПДЧ. Таким образом, вы можете шагать по другой, отличающейся от ПДЧ тропинке, но пункт конечного назначения остается тем же.

This post is also available in: English (Английский) ქართული (Грузинский)

Show More
Back to top button