Новости

Ради спасения мечты?

В день назначения на должность политического секретаря Грузинской мечты бывший премьер-министр Ираклий Гарибашвили выступил в ток-шоу «Реакция» на канале «Пирвели», где он рассказал о причинах своего возвращения в политику и приоритетах на будущее. Civil.ge собрал главные послания, озвученные бывшим главой правительства.

Объединение партии

По заявлению Ираклия Гарибашвили, его возвращение в «Грузинскую мечту» обусловлены именно теми причинами, по которым в мае 2018 года вернулся в политику председатель партии Бидзина Иванишвили.

«Сегодня наша главная цель — объединить и укрепить партию. Одной из главных моих миссий будет, естественно, вместе с председателем партии и другими лидерами, более тесно сплотить наших однопартийцев, учредителей нашей партии, т.е. членов Парламента предыдущего созыва, а также нового поколения. Больше координации и объединения, в конечном итоге, и усиление нашей партии, это будет моей главной миссией и главной задачей».

Он также добавил, что он желает, чтобы партия стала еще более сильной, чем в 2012 году.

«Это амбициозный план, который есть у председателя партии, и мы все вместе разделяем этот план… Цель нашего возвращения состоит в том, чтобы наша партия стала еще сильнее, чем была, чтобы все те обещания, которые мы дали населению, выполнить добросовестно, и быть абсолютно добросовестными перед нашей страной и перед нашим народом».

На вопрос ведущей – «Не поздно ли спустя 7 лет?» — Гарибашвили ответил — «Не поздно, никогда не поздно».

Гарибашвили несколько раз подчеркивал роль Иванишвили в партии и отметил, что «если бы не Бидзина Иванишвили, конечно, победа Грузинской мечты, как политической партии, была абсолютно невозможной и невообразимой».

Он также подчеркнул важность существования лидера и пояснил, что «народу всегда нужен лидер, который объединит и консолидирует процессы». «Этим лидером был и будет Бидзина Иванишвили», — добавил Гарибашвили.

Эка Беселия: Печально, но это не трагедия

Гарибашвили также говорил об уходе депутатов из «Грузинской мечты» и сказал, что «те ценности, которые нас объединили, никуда не исчезли», и руководство партии остается приверженным этим ценностям.

«Я хочу обратиться к этим людям, бывшим членам нашей команды, лично для меня эмоционально очень тяжело наблюдать за теми процессами, которые развились, и я надеюсь, что все будет улажено».

«Лично мне непонятно, хотя бы действие Эки (Беселия). У меня возникло такое ощущение, что она не полностью свободна, или в чем-то проблема. Откуда и отчего, я не знаю, просто делюсь своими ощущениями искренне… Если у нас есть вопрос, что происходит в партии, это должно остаться в партии. Нельзя выносить наружу темы, которые обсуждались в партии и проливать воду на чужую мельницу, мельницу твоего врага».

По его словам, уход Эки Беселия и других ее коллег из партии является болезненным, но не трагедией, и у партии есть «другие планы», которые станут известны общественности в ближайшем будущем.

Бессрочное назначение судей

Гарибашвили акцентировал внимание на дискуссию в правящей команде и в целом в обществе по вопросу о бесрочном назначении судей и пояснил, что «если есть легитимные вопросы со стороны общества, моя позиция проста, что на все эти вопросы нужно дать исчерпывающий ответ».

«Я никогда не был ничьим адвокатом, могу сказать одно, что всех тех людей, публичные служащие, которые будут проводить правильную государственную позицию и будут на службе нашей страны и нашего народа, мы должны оберегать этих людей. Ни один из судей не является собственностью «Грузинской мечты», ни Бидзины Иванишвили. Происходящий сегодня процесс — это путь к окончательной независимости суда».

По его оценке, процессы, развивающиеся вокруг судебной системы процессы оркестрированы «главной оппозиционной партией» и «несколькими саттелитными ей НПО».

Сохранившийся жесткий тон в отношении оппозиции

Ираклий Гарибашвили не изменил своего тона и отношения бывшего власти и ее лидеров и заявил, что для многих, в том числе и для него, «сверхгуманное» послание Бидзины Иванишвили о том, что он не будет разделять общество на националов и сторонников мечты, было невероятным для многих.

«Я, например, не верил, что можно исправить таких людей, как Саакашвили или другие представители того кровавого режима. Я всегда считал, считаю и будут считать, что исправление этих людей, облагораживание и принятие на государственную службу практически невозможно, которые в течение многих лет угнетали наш народ, и которые принесли нашей стране очень большую беду и очень большие проблемы».

Бывший премьер-министр также добавил, что в любом нормальном государстве «ни одна власть, в условиях которой страна потеряла бы территории, сотни деревень. Погибли бы граждане, они бы не просто не имели политического права оставаться у власти, а в ряде случаев, не исключаю, что в ряде случаев был бы поставлен вопрос их ответственности».

«Пытки, бесчеловечное обращение, уничтожение людей в буквальном смысле слова, это был их стиль управления, это было итогом правления Национального движения».

Дело TBC банка – Неприкасаемых нет

Гарибашвили пояснил, что «свобода», в том числе свобода бизнеса, является главным достижением власти «Грузинской мечты», но может быть «один случай на миллион», где у нас есть проблемы, о которых он не знает и «бизнес сегодня абсолютно свободен».

«Конкретное дело Мамуки Хазарадзе, которое является уголовным преступлением, как говорит Прокуратура, это им выяснять, я не буду это обсуждать… Это компетенция следствия, и я верю, что следствие предоставит обществу исчерпывающую информацию об этом конкретном уголовном преступлении».

По словам Гарибашвили, заявление об угрозе со стороны министра ВД требует доказательства. «У меня нет причин верить этому», — заявляет он. «Я помню, что на поручил г-н Иванишвили — помочь всем бизнесам, не создавать проблем, никто не должен посметь. Я лично сопровождал г-на Хазарадзе в Лондоне, когда акции TBC были вынесены (на биржу)».

У Гарибашвили есть вопросы также и по поводу выполнения со стороны Хазарадзе обязательств, взятых по проекту глубоководного порта Анаклия.

«Что касается порта Анаклия, прошло три года, и как я помню, этот тендер (TBC Холдинг) выиграл в 2016 году, и почему нарушены сроки и почему не началось строительство этого порта? Не было ли проблемой то, что они не смогли вовремя получить финансирование или проект не был интересен для финансирования? Я не знаю, эксперты заинтересуются этим… ».

На вопрос, не был ли заинтересован глубоководным портом Анаклия Иванишвили, из-за чего Прокуратура начала дело против Хазарадзе, Гарибашвили ответил:

«Если бы Иванишвили, условно говоря, был бы заинтересован в этом порту, кто бы помешал ему участвовать в этом проекте? Никто… Какие еще больше гарантии были бы для иностранных инвесторов, если бы г-н Иванишвили участвовал в этом проекте, но, поскольку этот процесс был абсолютно свободным и прозрачным, никто не вмешивался в этот проект»

This post is also available in: English (Английский) ქართული (Грузинский)

მსგავსი/Related

Back to top button