ИнтервьюКоментарии

Бен Ходжес: 20% Грузии оккупировано, но у НАТО есть прецедент для ее членства… и это Германия

Tags

Безопасность на Черном море является одной из основ стабильности в Восточной Европе. На фоне российской агрессии в Украине и конфронтации между Турцией и Западом, Черное море приобретает особое значение. Какова роль стран региона, какова позиция Турции в отношении Конвенции Монтрё и какие шаги может предпринять Грузия для увеличения вклада в безопасность на Черном море? На эти темы Ия Меурмишвили беседовала с генералом Беном Ходжесом, который был командующим Силами США в Европе.

Господин генерал, большое спасибо, что Вы с нами.

Спасибо Вам за эту возможность.

Сегодня много разговоров о безопасности на Черном море и его роли в архитектуре европейской безопасности. Насколько, по вашему мнению, сильна черноморская безопасность сегодня с точки зрения НАТО?

В прошлом году альянс действительно признал важность безопасности на Черном море. Корабли НАТО, включая суда США и Германии, провели в Черном море больше дней по сравнению с предыдущими годами, конечно, с учетом ограничений Конвенции Монтрё. В Европейском центре анализа политики (CEPA) мы активно работаем над морской стратегией Черноморского региона и обсуждаем, что может сделать НАТО для усиления этой стратегии.

В этом контексте мы рассматриваем Турцию, у которой есть ответственность по Конвенции Монтрё и которая всегда строго соблюдает ее. У нас также есть два других союзника по НАТО — Румыния и Болгария, а также два очень хороших друга НАТО — Грузия и Украина, и, конечно, Российская Федерация. Ключевым для нас на Черном море является защищенность и стабильность наших союзников т друзей, а также свобода мореплавания с соблюдением норм международного права.

О роли Грузии в безопасности на Черном море мы говорили и в прошлом. Президент Грузии Саломе Зурабишвили недавно, во время визита в Брюссель, подчеркнула свое желание, чтобы Грузия стала более важным игроком в улучшении безопасности на Черном море. Что вы думаете, какую роль играет Грузия сейчас и что может сделать страна для того, чтобы стать более крупным партнером?

Я скажу три вещи. Прежде всего, я думаю, что НАТО должна пригласить Грузию в альянс на следующем саммите. Я твердо верю в это, но знаю, что многие не разделяют это мнение. Есть опасения по поводу того, что российские войска продолжают оккупацию 20% территории Грузии, Абхазии и Цхинвальского региона. Но в НАТО есть прецедент принятия в члены такой страны — это Германия. Восточная Германия находилась под оккупацией сотен тысяч советских солдат, но, несмотря на это, альянс принял Германию в качестве члена. Из-за этого, я думаю, что и в связи с Грузией можно решить вопрос.

Грузия должна быть членом альянса потому, что это может улучшить ситуацию с точки зрения безопасности. Кроме того, Грузия сделала все, что требовалось. Ей больше нечего доказывать. Отважные солдаты Грузии понесли большую жертву в Афганистане. Все хотят воевать вместе с грузинами потому, что они такие хорошие. Так что, вам больше нечего доказывать. Теперь настала очередь альянса, сделать следующий шаг и пригласить Грузию в качестве члена НАТО.

Второй вопрос — экономический потенциал, связанный со строительством порта Анаклия на Черном море. Это проект стоимостью в 2,5 миллиарда долларов, который должен быть построен в течение следующих двух лет и в котором наряду с грузинскими и американскими компаниями участвуют также и другие страны. Анаклия имеет большой потенциал, чтобы стать региональным логистическим центром для Европы и Евразии. Я думаю, что после того, как заработает Анаклия, Соединенные Штаты и другие страны-участницы еще более заинтересуются в обеспечении безопасности Грузии, поскольку экономическая активность там возрастет существенно. Грузия станет более важной страной для серьезных деловых и политических лидеров. Это еще одна причина того, какие позитивные стороны будут у стабильной и безопасной Грузией для альянса.

Третий вопрос — это еще больше вовлеченности Грузии. Я верю, что Грузия станет членом НАТО, не знаю, когда, но вы знаете, что я в этом глубоко убежден. Пока наступит этот день, мы должны думать о том, как Грузия может быть более вовлечена в усилия по обеспечению безопасности на Черном море. Альянс и США в рамках двусторонних отношений делают уже довольно много в этом направлении. Естественно, нам нужны программы по усовершенствованию возможностей. Америка планирует с Грузией совместной аэродром какого-то типа. Никто не ожидает, что у Грузии будут большие и мощные морские силы в Черном море. Речь идет о совместных учениях, обмене разведывательной информацией, возможностях противовоздушной и сухопутной обороны, направленных на защиту граждан Грузии. Эти три вопроса имеют непосредственное влияние не только на Грузию, но и на альянс.

Очень важно построить совместную авиабазу с США в Грузии.

Да. Я видел, что заместитель начальника Транспортного командования США генерал Лайонс посетил Грузию, чтобы поговорить на эту тему. Насколько я понимаю, база уже существует, и совместный аэродром будет построен на основе существующей инфраструктуры.

В конце ноября на Черном море, а именно в Керченском проливе произошел значительный инцидент. Россия с помощью силовых методов предотвратила передвижение украинских кораблей и задержала моряков и корабли. Как вы думаете, на Черном море происходит конфликт?

Конечно. Россия аннексировала Крым, задержала 24 украинских моряков и конфисковала три украинских судна. Это конфликт. Кроме того, мост через Керченский пролив Россия построила таким образом, чтобы большие грузовые суда, которые перевозили серьезные грузы в Мариуполь и Бердянск, сегодня уже не могут делать это. Это, конечно, не происходит случайно, из-за ошибки в дизайне. В конечном итоге цель России — заблокировать Азовское море и нанести сильный удар экономике Украины.

То есть, мы должны считать, что на Черном море продолжается война? Если это так, то какова позиция Турции? Почему Анкара не делает заявлений по этому поводу?

У меня, конечно, нет никакой информации о переговорах между Украиной и Турцией. Недавно глава МИД Украины назвал задержанных моряков «военнопленными», а не «задержанными моряками». Украина знает, что война продолжается. Тем не менее, юридическая классификация этих чрезвычайно комплексных вопросов никогда не бывает легкой.

Тут существует более крупный фактор. Если Запад и Турция, как член НАТО, свыкнутся с незаконными амбициями России на Крым, это нанесет ущерб усилиям по поддержке Украины и мировому содружеству, которое требует уважения норм международного права. Россия говорит, что Крым и вместе с ним его территориальные воды теперь являются территориальными водами России. Если мир примет аннексию Крыма как факт, это создаст очень плохой прецедент для 2-3 мест в мире. Например, в Ормузском проливе или в Южно-Китайском море. Если одна страна решит присвоить эти узкие проходы…

Это может вызвать серьезные последствия…

Огромные… Представьте себе перевозки, которые происходят в Ормузском проливе. Это гораздо больше, чем события в одном уголке мира, связанные с Россией и Украиной.

По вашему мнению, создает ли все это основания для нервозности для Турции? Очевидно, что статус-кво на Черном море меняется.

Я уверен, что за событиями наблюдают очень внимательно. Турция очень серьезно воспринимает свой суверенитет над Босфором и Дарданеллами так же как и соблюдение Конвенции Монтрё. Однако они находятся в очень сложном положении, с ними соседствуют Иран, Ирак, Сирия, Восточные Балканы, Кавказ и Россия. Сегодня правительство Турции скажет вам, что на различных фронтах борются с тремя террористическими организациями. Анкара очень обеспокоена событиями в Сирии, особенно после того, как президент США объявил, что выведет оттуда войска. Кроме того, Турция вновь планирует закупать у России ракеты С-400. На мой взгляд, эти факторы влияют на их реакцию.

В этой сложной геополитической ситуации вы, как человек, который долгое время работал над вопросами Грузии, что вы думаете о направлении страны? Что может Грузия сделать больше, лучше или что должна изменить, чтобы улучшить свою безопасность и больше приблизиться к Западу?

Как я уже сказал, Грузии больше нечего доказывать перед НАТО с точки зрения безопасности и военного сближения. С США, как вы знаете, что у страны очень хорошие отношения. Визит вице-президента Майка Пенса был сильным сигналом верности Америки в отношении Грузии. Единственное, на что следует обратить внимание — это прозрачность и государственные институты. Это те факторы, которые должны быть у либеральной демократии.

Избирательный процесс, судебная система и, в особенности, бизнес практика, думаю, создадут большой заряд для экономического развития Грузии. В связи с этим порт Анаклия — отличная возможность. У людей, которые могут захотеть сделать серьезные инвестиции в Грузию, должно появиться доверие (к институтам), что деловые сделки будут проходить прозрачно и что для этого существуют легальные структуры. Я думаю, что это будет очень позитивным фактором для Грузии.

Материал на грузинском языке для Civil.ge подготовлен Голосом Америки. Для получения разрешения на материал и по другим дополнительным вопросам обращайтесь к Адаму Гартнеру.

This post is also available in: English (Английский) ქართული (Грузинский)

Related Articles

Back to top button