Интервью

Freedom House о делах «Рустави-2», Афгана Мухтарлы и возвращении Иванишвили политику

Tags

Марк Берент является директором европейских и евразийских программ Freedom House. О последнем докладе организации и критике, высказанной со стороны властей Грузии по этому документу, с Марком Берентом беседовала корреспондент «Голоса Америки Нана Саджаия.

На ваш взгляд, что было главным событием прошедшего года в Грузии?

Мы видели консолидацию правительства, процессы, которые сопровождали осуществленные конституционные изменения, не характеризовались вовлеченностью. Процесс прошел без участия всех сторон в Парламенте, а это значит, что консенсус по ним не удался.

Правительство Грузии критично относится ко всем докладам Freedom House. В этом году под вопрос была поставлена ваша надежность. Есть ли у вас аналогичный опыт в других странах?

Страны серьезно относятся к этим докладам, что нас очень радует. Мы готовим доклады для того, чтобы по этим вопросам проходили дискуссии. В этом году на наш доклад в Грузии откликнулось не только правительство. Им воспользовалась также и оппозиция для атаки на правительство. Иногда это становится вопросом внутриполитического спора, за что мы не можем нести ответственность.

Критикуя ваш доклад, председатель Парламента заявил, что исследование не отражает прогресс, который был достигнут после 2012 года.

Мы изучаем то, что происходило в прошлом году. Например, когда мы говорим, что по части независимости суда есть малое отступление назад, мы не сравниваем это с данными правительства Национального движения. Нас интересует, что происходило конкретно в этом году. Поэтому похищение Афгана Мухтарлы из Тбилиси и его передача Азербайджану не могли не повлиять на эту оценку. Очевидно, какая-то часть правительства участвовала в этом деле. Невозможно, чтобы такое событие не отразилось в оценке.

В части СМИ вы акцентируете внимание на деле «Рустави-2». Почему дело «Рустави-2» имеет такое важное значение для Грузии и ее демократии?

С момента своего создания телекомпания «Рустави-2» сыграла большую роль в грузинских СМИ. Он всегда была тем медиа-средством, которое народ слушал. Нас не интересует, кто конкретно владеет «Рустави-2». Мы знаем, что во время предыдущего правительства несколько раз менялись владельцы. Нас не интересует, кто будет владельцем, но нас волнует процесс, в котором было принято решение о ее владении. Хорошо, что правительство Грузии послушало Европейский суд, но следует учитывать сам факт, что Европейский суд принял это решение.

В Грузии большой отклик получила та часть вашего доклада, в которой речь идет о неформальном управлении со стороны бывшего премьер-министра Бидзины Иванишвили. Однако недавно выяснилось, что он возвращается в политику. Что меняется тем самым?

Это интересно. Я смотрю на это как положительно, так и отрицательно. Хорошо, что в политическом процессе будет участвовать тот человек, который обладает сильным влиянием и политики его слушают. Таким образом, он будет подотчетен перед обществом. С другой стороны, когда миллиардер подключается к политике, возникают вопросы о роли его денег в политике. Это везде проблема, особенно в странах с такой развивающейся демократией, как Грузия.

Материал для Civil.ge подготовлен «Голосом Америки». Для получения подробной информации об использовании материала, пожалуйста, свяжитесь с Адамом Гартнером.

This post is also available in: English (Английский) ქართული (Грузинский)

მსგავსი/Related

Back to top button