Новости

Парламент преодолел вето президента по законодательному пакету о прослушиваниях

Парламент Грузии 30 ноября 82 голосами против 13, т.е. шестью голосами больше необходимого количества, преодолел наложенное президентом Георгием Маргвелашвили вето на поддерживаемый правительством законодательный пакет о прослушивании коммуникаций, который был утвержден Парламентом 28 ноября и который сохраняет за МВД рычаги прямого доступа к средствам коммуникации.

Главным аргументом президента относительно использования им права вето заключался в том, что не существовало «правильного баланса между защищенностью и правами человека».

Взамен Маргвелашвили предложил Парламенту альтернативный вариант, который, по заявлению парламентского секретаря президента, «исключает» возможность осущ6ствления правоохранительными структурами незаконного прослушивания коммуникаций без согласия со стороны суда, в том числе в виде электронного согласия.

Однако, как ожидалось, предложенный президентом вариант был провален.

Вариант президента был подвергнут критике по различным причинам, как сторонами законодательного пакета, поддерживаемого правительством, так и противниками.

Поддерживаемый правительством законодательный пакет был принят депутатами 28 ноября; Эти изменения не поддержали депутаты от Республиканской партии, которая входит в состав правящей коалиции, а также оппозиционными «Свободными демократами» и Национальным движением.

Те, кто одобрил поддерживаемый правительством законопроект, критиковали президентский вариант за то, что в нем достаточно четко не был урегулирован вопрос лишения МВД права контроля т.н. «черных ящиков», размещенных на серверах телекоммуникационных компаний.

Но парламентский секретарь президента Георгий Кверчнчхиладзе заявил на прошедших в воскресенье слушаниях, что президентский вариант содержал четкий принцип, согласно которому никакие прослушивания не могли бы осуществляться без согласия суда, которое могло быть выдано, в том числе и в электронном виде; Однако после этого депутаты должны были определить точную схему до 1 марта 2015 года, каким образом устроить эту систему в соответствии с данным принципом.

Единственной группой, кто проголосовал за законопроект, предложенный президентом, оказались фракция представителей партии бывшего министра обороны Ираклия Аласания «Свободные демократы». Несмотря на то, что замечания были и у них, депутаты от «Свободных демократов» заявили, что президентский вариант давал возможность Парламенту, чтобы главный вопрос, который касался прямого доступа МВД к серверам коммуникационных операторов, возвратить к обсуждению, так как в нем 1 марта 2015 года было определено в качестве крайнего срока для разработки Парламентом точной схемы.

Депутаты от Республиканской партии выступили против президентского варианта по нескольким причинам – они выступали против того, чтобы суд выдавал разрешение электронным путем и они также критиковали предложенный президентом вариант за то, что в нем четко не отражено положение, которое предусматривало бы лишение МВД прямого доступа к серверам телекоммуникационных операторов. Однако республиканцы не поддержали также и преодоление президентского вето, так как, по их словам, поддерживаемый правительством вариант оставался для них неприемлемым.

Парламентское меньшинство Национального движения также не поддержало ни президентский вариант и ни преодоление президентского вето.

Лидер парламентского большинства Грузинской мечты Давид Саганелидзе свое выступление во время обсуждения посвятил, в основном, критике президента Маргвелашвили за то, что он наложил вето на пакет, поддерживаемый правительством. «Вето не мотыга, чтобы когда заблагорассудиться человеку, тогда ударять ею».

После того, как Парламент преодолел вето, президент Маргвелашвили, несмотря на то, что не был согласен с поддерживаемым правительством пакетом, все равно подписал его. В том случае, если он не поставил бы свою подпись, вхождение в силу новых правил, что должно было произойти до 1 декабря, затянулось бы, и возник бы определенный правовой вакуум.

Это уже второй случай, когда президент воспользовался правом вето в отношении принятого Парламентом решения о тайном прослушивании.

Первый раз он использовал право на вето 31 октября, так как не согласился с решением Парламента, который не смог соблюсти сроки принятия новых регуляций до 1 ноября, и на четыре месяца продлил эти сроки. Президент сократил этот срок до одного месяца и попросил законодателей сократить время принятия регуляций до 1 декабря.. тогда депутатам пришлось согласиться с предложением президента и они не попытались преодолеть вето.

This post is also available in: English (Английский) ქართული (Georgian)

Back to top button