Новости

Мерабишвили предъявили обвинения по делу Гиргвлиани

Генеральному секретарю оппозиционного Национального движения и бывшему премьер-министру Вано Мерабишвили, который в связи с другими обвинениями уже в течение месяца находится в предварительном заключении, 24 июня отягчено обвинение по статье злонамеренного использования служебных полномочий по нашумевшему делу об убийстве Сандро Гиргвлиани, что, по словам прокуратуры, выразилось в совокупности умышленных действий с его стороны, чтобы помешать установлению истины по делу.

Предусмотренные Статьей 332 Уголовного кодекса Грузии такие действия караются штрафом или лишением свободы от трех до пяти лет, с лишением права занимать должность или заниматься деятельностью на срок до трех лет.

В постановлении об обвинении Мерабишвили (ссылка на груз. яз.), которое было издано прокурором Майей Мцариашвили, говорится, что полученные в рамках следствия доказательства, в том числе, показания 81 свидетелей, дают достаточно оснований для обоснованного предположения по поводу совершения Мерабишвили преступления.

Мерабишвили был министром внутренних дел, когда в январе 2006 года 28-летний Сандро Гиргвлиани был похищен и убит недалеко от Тбилиси, на кладбище Окрокана сотрудниками МВД.

Дело об убийстве Гиргвлиани стало главным политическим вопросом и время от времени происходило выдвижение этого дела на передний план во время политического противостояния в связи с существующими обвинениями о том, что следствие скрыло возможную связь тогдашних высокопоставленных сотрудников МВД и супруги министра ВД с делом об убийстве. Согласно этим обвинениям, исполнители убийства действовали по приказу своих вышестоящих руководителей из МВД, которые в то время находились в кафе «Шардени». До похищения Гиргвлиани также находился в том же кафе, где одного из находящегося за столом вместе с супругой Мерабишвили Тако Салакаия человека упомянул нецензурными словами. Вместе с Салакаия за столом также находились: Гурам Донадзе – тогдашний руководитель Пресс-службы МВД, Дата Ахалаия – начальник Департамента конституционной безопасности (ДКБ) МВД, Василь Санодзе – начальник Генеральной инспекции МВД, Олег Мельников – оперативный сотрудник Департамента конституционной безопасности и две девушки, одна из которых была другом Гиргвлиани.

Дело об убийстве получило огласку в феврале 2006 года после того, как телекомпания «Имеди» затронула эту тему и указала в своем сюжете, что высокопоставленные сотрудники МВД и супруга министра Вано Мерабишвили могут быть связаны с делом об убийстве. Министр внутренних дел Вано Мерабишвили 6 марта объявил дело об убийстве Гиргвлиани раскрытым. «Это было делом лично моего престижа, поэтому, по моему настоятельному требованию, до раскрытия преступления расследованием занималось Министерство внутренних дел», — заявил тогда Мерабишвили.

По данному делу 6 марта 2006 года были задержаны четыре сотрудника ДКБ, которые были признаны виновными в незаконном лишении свободы Гиргвлиани и нанесении ему повреждений здоровья, что вызвало смертельный результат; Всем четырем лицам присудили лишение свободы, однако, согласно президентскому помилованию, срок наказания им сократили наполовину, и кроме того, в их отношении был применен механизм досрочно условного освобождения, после чего, в сентябре 2009 года все четыре офицера были освобождены из заключения. Осужденные отбыли в местах лишения свободы 3 года и 6 месяцев.

Против версии членов семьи Гиргвлиани, которые в течение нескольких лет утверждали, что убийство было заказано высокопоставленными представителями МВД, по информации тогдашнего официального следствия, которая также была принята судом, убийство Сандро Гиргвлиани было продолжением личного конфликта между сотрудником ДКБ и жертвой, и оно не имело ничего общего с находившимися в кафе «Шарден» высокопоставленными чиновниками МВД.

Позже дело было обжаловано в Европейском суде по правам человека в Страсбурге, который вынес свой вердикт в апреле 2011 года.

В вердикте Европейского суда по правам человека, расписанном на 69 страницах, говорится, что «доказательных оснований недостаточно» для того, чтобы сделать «далеко идущее заключение» о том, что похищение Гиргвлиани и далее плохое обращение с ним, что вызвало его смерть, было скоординировано высокопоставленными сотрудниками МВД, но суд также отметил, что расследованию дела «явно недоставало независимости, непредвзятости, объективности и обоснованности». Суд также заявил, что, несмотря на «неоднократные требования» с его стороны, власти Грузии не представили в полной мере запись камеры наблюдения продолжительностью один час, чтобы установить перемещение автомобилей на дороге к Окрокана, где и произошло преступление. Суд заявил, что необходимо было представить доказательства в полной мере, чтобы он получил бы возможность или упрочить, или наоборот, развеять обвинение истцов, что в преступлении участвовали и другие сотрудники МВД.

«Суд удивлен теми согласованными действиями, которыми действовали различные ветви власти… чтобы не было исполнено правосудие по данному страшному убийству», — говорится в вердикте Страсбургского суда, — «Суд осуждает те обстоятельства, что власти закрыли глаза на выдвинутое истцами надежное обвинение, что непосредственные участники преступления и некоторые из той группы, которая находилась в кафе вместе с супругой министра ВД, были соучастниками (преступления)».

После прихода к власти коалиции «Грузинская мечта» новое руководство прокуратуры начало повторное следствие по данному делу «с целью установления реальных обстоятельств совершенного преступления против жизни и здоровья Сандро Гиргвлиани и установления фальсификации проведенного расследования».

24 июня прокуратура заявила, что сведение счетов в отношении Сандро Гиргвлиани было осуществлено по заказу и этот заказ… исходил от тогдашнего начальника ДКБ Даты Ахалаия, который вместе с супругой Мерабишвили и другими высокопоставленными чиновниками находился в кафе.

Прокуратура также заявила, что вместе с теми четырьмя лицами, которые были осуждены по данному делу, в «сведении счетов» в отношении Гиргвлиани также участвовали, «как минимум, еще двое высокопоставленных сотрудников полиции».

«Тогдашний министр ВД Грузии Иване Мерабишвили, которому со дня совершения преступления, т.е. 28 января 2006 года досконально были известны все без исключения детали произошедшего преступления, вместе с другими должностным лицами, с целью искусственного отстранения от совершенного преступления собственной супруги Тамары (Тако) Мерабишвили-Салакаия, а также приближенных к ней лиц (Даты Ахалаия, Олега Мельникова и других), обеспечил по данному делу осуществление незаконного, фальсифицированного правосудия, и сознательно помешал осуществлению правосудия по данному делу», — заявила прокуратура.

По заявлению прокуратуры, вина Мерабишвили выражается в совокупности осуществленных им умышленно действий: «инсценирование следствия и фальсификация доказательств с целью сокрытия-изменения существующих данных и информации о преступлении, совершенном против Гиргвлиани, и о преступниках, поощрение преступления и скрыто выраженной поддержки в отношении обвиняемых, обеспечение для них незаконных привилегий в период отбывания наказания и их денежное поощрение за сокрытие преступления, а также создание условий для обеспечения их досрочного освобождения от наказания».

По информации прокуратуры, осужденные по делу Гиргвлиани, которые, по данным следствия, взамен на молчание получили по 100 тысяч долларов США, отбывали наказание в особо привилегированных условиях, что также выражалось в том, что они периодически покидали тюрьму, и в течение длительного времени находились в своих жилых домах, а также посещали свои прежние рабочие места в ДКБ.

В постановлении, изданном прокурором Тбилиси, перечислены 81 свидетелей стороны обвинения, которые были допрошены в ходе текущего расследования; наряду с другими, в этот список входят трое из тех четырех бывших офицеров МВД, которые были осуждены по делу Гиргвлиани, а также бывший начальник Пресс-службы МВД Гурам Донадзе; бывший начальник Генеральной инспекции МВД Василь Санодзе и тогдашний председатель Парламента Нино Бурджанадзе.

Показания свидетелей не являются публичными, но, исходя из текста постановления, спустя 2-3 дня после совершения преступления, Бурджанадзе пригласила к себе Мерабишвили и «потребовала» от него отдать под ответственность лиц, участвовавших в совершенном против Гиргвлиани преступления, в том числе и тогдашнего начальника ДКБ Даты Ахалаия. Согласно постановлению, Мерабишвили не согласился с требованием председателя Парламента по той причине, что в таком случае ему самому пришлось бы разделить политическую ответственность, т.е. уйти с должности министра ВД.

Адвокат Вано Мерабишвили Георгия Чивиашвили заявил, что его подзащитный, аналогично предыдущим обвинениям, и новые обвинения называет «политически мотивированными». По заявлению адвоката, для Мерабишвили эти обвинения смехотворны, так как они очень обобщенные и полностью основываются на предположениях. Он также заявил, что он пока не видел материалов дела, в том числе и текстов показаний свидетелей.

В то же время, 24 июня от имени Мерабишвили было опубликовано письменное заявление в связи с тем вопросом, который не касается дела об убийстве Сандро Гиргвлиани. Заявление касается видеопленок, отражающих пытки, на которых показано нечеловеческое обращение к двум задержанным со стороны правоохранителей, что, по распространившейся информации, имело место в 2011 году. В заявлении Мерабишвили приносит извинения «всем тем людям, кто стал жертвами нечеловеческого обращения со стороны полицейских в то время, когда я занимал пост министра».

«До сегодняшнего дня я думал, что всю свою оставшуюся жизнь я буду гордиться осуществленными реформами в то время, когда я занимал пост министра внутренних дел. Тем, что вместе с моими друзьями и тысячами полицейских самую коррумпированную и непопулярную полиции в регионе мы превратили в самую популярную и некоррумпированную полицию, вследствие чего наша реформа стала образцовой для многих стран», — говорится в заявлении, — «Но, в том случае, если будет подтверждена распространившаяся в последнее время информация, согласно которой, полицейские участвовали в пытках людей, это поставит под сомнение мой успех. Хочу сказать, что в то время, когда я занимал пост министра ВД, такое не должно было случиться. Считаю, что все те люди, кто участвовал в этом факте, должны быть наказаны строжайшим образом. Хочу принести извинения всем тем людям, кто во время моего министерства стал жертвой нечеловеческого обращения со стороны полицейских».

This post is also available in: English (Английский) ქართული (Грузинский)

მსგავსი/Related

Back to top button