Новости

НПО требуют постановки вопроса о политической ответственности министра юстиции

Tags

НПО Грузии, в том числе, «Демократическая инициатива Грузии» (GDI), «Инициатива по реабилитации уязвимых групп», «Международная прозрачность – Грузия», «Международное общество за справедливые выборы и демократию» (ISFED) и «Статья 42 Конституции», выражают обеспокоенность в связи с тем, что министр юстиции Теа Цулукиани 21 января обнародовала записи мониторинга Национального механизма превенции народного защитника Грузии, а также в связи с неконструктивной критикой в отношении эксперта этого механизма».

Организации заявляют, что такие действия, с одной стороны, «грубо нарушают» принципы, установленные законодательством Грузии, а с другой стороны, «противоречат международным обязательствам Грузии». Организации, поставившие подписи под заявлением, считают, что «такие действия министра юстиции Грузии должны послужить основой для постановки ее политической ответственности».

21 января Народный защитник Грузии Нино Ломджария предстала в парламентском Комитете по правам человека с докладом по специальному отчету Национального механизма превенции, где она рассказала о результатах мониторинга учреждений N2, N8, N14 и N15 пенитенциарной системы.

По словам Народного защитника, в учреждениях нет среды, свободной от насилия, а криминальная субкультура тюрьмы создает заключенным угрозу ненадлежащего обращения, включая физическое и психологическое насилие.

 

На слушании доклада присутствовала министр юстиции Теа Цулукиани, которая помимо прочего, подвергла критике представителя омбудсмена, который посещал заключенных с целью мониторинга. В частности, Цулукиани акцентировала внимание на один из таких случаев и сказала: «это представитель народного защитника, который дважды вынуждает заключенного сварить кофе, ест его шоколад, курит его сигарету, а затем использует санузел, расположенный в камере для заключенного и в течение четырех часов остается в т.н. режиме мониторинга». Позже Специальная пенитенциарная служба опубликовала видео этого мониторинга.

Организации говорят, что «Национальный механизм превенции сегодня является единственным органом, который имеет право входить в места лишения свободы и учреждения ограничения свободы без специального разрешения и проверять правовое положение размещенных там лиц». По их словам, данный «механизм является единственным источником информации о ситуации в закрытых и, в том числе, пенитенциарных учреждениях».

НПО подчеркивают, что при определении полномочий экспертов этого механизма Закон «О народном защитнике Грузии» ссылается на принципах, изложенных в Факультативном протоколе к Конвенции ООН против пыток. По их заявлению, одним из наиболее важных обязательств, которые Грузия взяла на себя после подписания этого документа, «касается именно конфиденциальности встретил лица, лишенного свободы, с экспертом Национального механизма превенции». Организации напоминают общественности, что «согласно этой статье, государства обязуются обеспечить Национальный механизм превенции «возможностью проведения частной беседы с лицами, лишенными свободы, без свидетелей, лично или с помощью переводчика, а также с любыми теми лицами, которые могут предоставить соответствующую информацию Национальному механизму превенции».

Они также пишут, что согласно Закону «О народном защитнике Грузии», «встреча представителя народного защитника/специальной превентивной группы с задержанными, находящимися под арестом или лицами, свобода которых ограничена иным образом, и осужденными, а также лицами, находящимися в психиатрических учреждениях, домах престарелых и детских домах, является конфиденциальной. Какое-либо наблюдение или прослушивание недопустимы».

Организации поясняют, что «даже в том случае, если представитель Национального механизма превенции решит провести собеседование с заключенным под видеонаблюдением, публикация отснятого материала категорически недопустима и грубо нарушает изложенные выше принципы».

НПО говорят, что не только в докладе народного защитника, но и в докладе Европейского комитета по предупреждению пыток (ECTS) за 2018 год, говорится о «крайне тревожной информации об участившихся случаях насилия среди заключенных в пенитенциарных учреждениях и о влияние т.н. смотрителей».

В то же время, организации подчеркивают, что «после интеграции пенитенциарной системы с Министерством юстиции, это ведомство, в большинстве случаев, уже не выдает публичной информации, в связи с чем ответственность возлагается на нынешнего министра юстиции, г-жу Тею Цулукиани».

This post is also available in: English (Английский) ქართული (Грузинский)

Related Articles

Back to top button