ИнтервьюКоментарии

Лица протеста: кто такие лидеры тбилисских акций протеста?

Tags

Шота Дигмелашвили

Ведущий акций, медиапроект «Детектор растрат»

«После российско-грузинской войны и смены власти в Грузии в 2012 году, зависимость Грузии от России растет как в сфере экономики, так и энергетики. На фоне того, когда была война и и в этой войне погибли грузины, внезапно проводится какая-то парламентская ассамблея, в Тбилиси  приезжает член российской Коммунистической партии и садится в кресло председателя Парламента. Это и послужило триггером, что вывело народ на улицу.

Их первоначальным требованием было, чтобы ушло в отставку лицо, ответственное за действия российского депутата (председатель Парламента Грузии), но власти разогнали эту акцию варварскими методами. Правоохранители в прицел стреляли в молодых людей, журналистов, есть искалеченные люди, которые потеряли зрение. Было задержано до 300 активистов, часть которых до сих пор остается в тюрьмах.

Мы, гражданское общество проводим эта акцию с тремя требованиями: наказать виновных, освободить невиновных и перейти к пропорциональной избирательной системе, которая позволит нам, чтобы у нас была нормальная представительная демократия.

Это надпартийная акция, но по своей сути, конечно же, политическая. Мы предложили всем сторонам использовать нашу платформу. Некоторых политиков народ принял тепло, некоторых — нет. Но это не имеет решающего значения, потому что наше собрание очень репрезентативно».


Саломе Баркер

Гражданская активистка

«У нас в стране политический кризис, и причина, в первую очередь, в том, что у нас есть неформальный правитель, который решает что-то вместо нас.

Кто мы? Никто и в то же время — все. Я, мои друзья, у нас есть своя группа в Facebook. Мы политически активные люди. Мы не состоим в какой-либо партии, но сотрудничаем со всеми прозападными оппозиционными партиями для того, чтобы этот протест не остался просто протестом, а трансформировался в конкретные изменения, в том числе, чтобы парламентские выборы в 2020 году были бы проведены по пропорциональной системе, и, следовательно, чтобы не происходило узурпации власти таким образом, что в дальнейшем ее невозможно было сменить. Весь оппозиционный спектр согласен с этим, и мы разделяем это требование. Мы хотим, чтобы следующее правительство было коалиционным и чтобы не повторялось то, что происходило за последние 25 лет.

У нашей группы в Facebook немного претенциозное название — «Общество распространения свободы», мы решили назвать ее так из-за «Общества распространения грамотности» Ильи Чавчавадзе, но народ не знает нас под таким именем. Знают нас по-отдельности: Шота Дигмелашвили, Саломе Баркер, Мариам Баджелидзе, Заза Абашидзе и других, кто тут стоит. Слишком много людей, которые являются членами нашей группы в Facebook, помогли нам с пожертвованиями: на эти суммы мы напечатали баннеры, приобрели свистки, покупаем воду. НПО также помогают нам.

Наша трибуна открыта для всех, и любой человек, который пожелает что-то сказать укрепившемуся во дворце Бидзине (Иванишвили) – мы даем им такую возможность.

Мы знаем, что власти не нравится то, что здесь происходит, но мы не собираемся останавливаться, и главное требование остается неизменным: давайте начнем работать над тем, как изменить избирательную систему к 2020 году».


Миша Мшвилдадзе

Продюсер, телеведущий

«Самым болезненным оказалось то, что мы одновременно осознали, что, кроме того, что у нас есть наглый враг, оказывается у нас есть и коллаборационистское правительство. Отсюда все и началось. Мы протестовали против этого, и наша полиция выпустила в нас пули. 23 человека все еще находятся в больнице, и два человека борются за жизнь.

Первые митинги в Грузии начались в 1988 году. Мне тогда было 14 лет, и я приходил, наблюдал за этими митингами. Та же самая борьба продолжается и сейчас — за независимость Грузии и за «десоветскосоюзизацию». Мы хотим построить наше свободное сообщество, в котором люди будем жить нормально, с максимально справедливым распределением созданного в рамках этих возможностей блага, мы попытаемся быть счастливыми».


Нино Челидзе

Журналист, блоггер

«Я шла, как обычно, на работу, но когда увидела фотографию, как сидит российский депутат-коммунист в кресле второго лица страны, в том зале, в котором была объявлена независимость Грузии, я вышла из транспорта и сразу пришла на акцию.

Я потеряла друга в российско-грузинской войне 2008 года, который погиб героически. С тех пор я постоянно протестую против российской оккупации. Увидев российского депутата в Парламенте Грузии, я почувствовала себя униженной.

У меня очень короткое послание для всех: никогда не привыкнем к оккупации.

Второе, что вызвало очень сильный протест у меня, это то насилие, которое имело место в отношении журналистов во время разгона акции протеста. Когда стреляешь в  человека, который держит в руках микрофон и камеру, это уже верхний предел неадекватности».


Гиорги Нониашвили

Юрист, один из организаторов

«20% территории Грузии оккупированы Российской Федерацией, и, конечно же, для многих граждан Грузии оскорбительно, когда власти усаживают одного из российских депутатов на в кресло председателя Парламента. Это вызвало изначально протест, то, что власти не смогли измерить, насколько большие проблемы создает все это в условиях текущей оккупации, в условиях применения «мягкой силы» и ведения гибридной войны, а затем, когда волна протеста набрала силу, у власти была, фактически, оставалось два выбора- поставить вопрос об отставке ответственных лиц, или разогнать народ, власти выбрали второе, разогнали народ, и соответственно, волна протеста еще больше выросла потому что грузинский народ, протестующие посчитали, что мирной манифестации грузинского народа власти предпочли защищать депутата-оккупанта и не ставить вопрос об отставке ответственных лиц властей.

Этот протест отличается от линии протестов последних 20 лет, потому что тут нет узкого партийного противостояния. Тут вышло гражданское общество, рядовые граждане, есть свободная трибуна. Народ говорит о двух главных вещах: первое то, что власти не должны допускать, так сказать, передачу своего кресла России, и не допускать унижения достоинства грузинского народа. Во-вторых, власти не должны разгонять граждан за то, что у них есть справедливые требования».


Тамар Арвеладзе

Одна из организаторов акций, гражданская активистка

«Протесты начались с разгоном антиоккупационной манифестации, и на этой акции собирается молодежь, люди, которые не смогут оставить этот вопрос таким образом.

Мы представляем собой самоорганизующиеся гражданские объединения – «Россия оккупант», «Общество распространения свободы» — мы делаем своими силами, с помощью сторонников.

Мы не собираемся расходиться, пока власти не выполнят требования. Наши акции  будут перманентными, и мы будем беспокоить власть до тех пор, пока не поймут, что народ не свыкнется с оккупацией. Грузинский народ не потерпит ни оккупации и ни той власти, которая свыкается с оккупацией».


Ираклий Павленишвили

Пострадавший во время разгона акции протеста 21 июня

«Я пришел на акцию потому, что был оскорблен тем, что произошло. Это было оскорблением не только для меня, но и оскорблением в целом национального достоинства, когда одного из служителей страны-оккупанта, империалистического режима посадили в кресло председателя Парламента.

Честно говоря, когда выходил на митинг, я ожидал какого-то осложнения, но на самом деле не ждал карательного мероприятия против тех людей, которые просто не смогли вытерпеть оскорбление национального достоинства.

Такая несоразмерная сила неадекватна, и убеждает меня в том, что этот было сделано, чтобы угодить России и Гаврилову. А грузинское государство должно стоять в первую очередь, на нашей стороне, а не действовать сначала встать на нашу сторону, а не в угоду российской империи.

У нас есть все ключи к тому, чтобы наша страна в конце концов отошла бы от российской орбиты. Я верю, что наше поколение сможет это сделать».


Монахиня Сидониа

«Мы должны стоять там, где есть проблема у нации.

У меня всегда было такое ощущение, что не хватало воздуха, не было ощущения свободы, ни чувствовался заряд, и вдруг, воля молодежи засветилась как жемчужина.

У них нет страха, они абсолютно свободны в идеях, они точно знают, чего хотят. Я уверена, что победить их нелегко, и никто не может отобрать у нас то, что для нас ценнее всего.

Главное — сохранить единство и государственную независимость».


Георгий Табагари

Один из организаторов «Тбилиси Прайда»

«Правительство, которое несколько дней назад заявило организаторам «Тбилиси Прайда», для защиты участников прайда сложно будет установить даже ограждения и не смогла бы применить силу против радикальных групп, применило силу против своих граждан из-за Гаврилова, и результате более 200 человек пострадали. Это и является проблематичным, что для этой власти пророссийские силы оказались более важным, чем жизнь и благополучие своих граждан.

Оккупация и превышение полномочий – это все те вопросы, которые касаются нас всех, рядовых граждан. Я считаю своей обязанностью, быть здесь и стоять рядом с гражданскими активистами».


Ида Бахтуридзе

Активистка по правам женщин

«Сегодня я присоединяюсь к этой акции и этим требованиям потому, что всем пора научиться брать на себя ответственность в этой стране. Власть, которая допускает преступление, за исключением наказания, от нее также требуется политическая цена, в этом случае – отправка в отставку конкретных должностных лиц. Ответственность также возлагается и на оппозицию, чтобы не использовать протест собравшихся тут людей в узко политических интересах. Мы находимся здесь не потому, что нас призвали какие-то вожди и лидеры. Нам нужны системные изменения, нам нужны власти, которые будут меняться путем выборов и будут сбалансированными.

Мы больше не допустим государственного переворота в столице этой страны или в других городах, мы точно знаем это, люди этого поколения, которые видели своих родителей, как они противостояли друг другу, как им не удалось построить демократическую страну. Из их опыта, из их ошибок и из нашего опыта мы точно научились, что нам нужно сегодня.

Я думаю, что важно, чтобы собравшиеся тут люди, независимо от того, от каких партий они хотят отмежеваться, чтобы они хорошо осознавали, что и сами они делают политику. Проводить этот процесс в изоляции о политических партий большая ошибка. Процесс изменения избирательной системы должен продолжаться в Парламенте, поэтому без политиков – нравятся они нам или нет, мы не сможем продолжить эту борьбу».


Нодар Рухадзе

Один из организаторов акций

«Мы видели, что за последние семь лет власти Грузии пытались добиться потепления отношений с Россией, но мы увидели, что вся эта система, которая создавалась в течение 7-8 лет, обвалилась у них из-за одного и принципиально неприемлемого шага.

Именно это и стало источником вдохновения для всего этого гражданского движения, из-за чего несколько дней назад все мы молодежь, люди в возрасте, политики, гражданские активисты, журналисты, учителя вышли на улицы, чтобы выразить протест против коллаборации нашей власти с оккупантской властью России. В ответ на это наша власть приняла самое вредное и предательское решение – впервые в истории Грузии разогнать анти-оккупационную акцию.

Эти четыре дня – это отклик на все это.


Ната Перадзе

Активистка гражданского движения «Партизанское садоводство»

«Первоначально акцию спланировали совершенно апартийные организации – «Россия оккупант» и «Общество распространения свободы», но внезапно мы увидели, что в первый день узда попали в руки Национального движения и там начались довольно агрессивные действия, что было неприемлемым. На второй день гражданские активисты смогли мобилизоваться и проявили довольно хорошие навыки самоорганизации, о чем свидетельствуют последующие дни протеста.

Совершенно верно, что у организаторов акции есть три конкретных требования, чтобы протест не рассеялся среди многих различных требований. Также очень хорошо, что акции протеста начинаются в 7:00 вечера, и люди идут туда, как на работу. Это служба, это строительство страны, и тем самым у граждане появляется ощущение, что они являются участниками жизни своей страны.

Сейчас закладывается основа для такого протеста, когда нет ни одного резко выраженного лидера или одной, резко выраженной партии-лидера. Это согласованная позиция как гражданских движений, так и политических партий. Это переведет в новое русло наш общественный строй потому, что мы больше не зависим от одного кумира».


Лаша бакрадзе

Директор Литературного музея

«Общество возмутилось сначала тому, что члены российского парламента приехали в Грузию и их встретили так дружелюбно, в том числе во дворце президента (бывшая резиденция президента), когда должны встречать представителей дружественной страны а не той страны, которая оккупировала территории Грузии, постоянно устраивает провокации, передвигает границы и захватывает дополнительные земли.

Это было уже очень возмутительно. Но эти люди вышли на улицу из-за того, что члены правящей партии не удовлетворились этим и члена российского парламента – Гаврилова, который отличается своей коммунистическо-фашистской риторикой, посадили в кресло председателя Парламента.

Это было очень раздражающим для общества. Поэтому здесь начался большой митинг и этот митинг был разогнан жестоко.

В этом движении протеста участвовали очень многие молодые люди, и независимо от того, что очень хотят представить этих молодых людей представителями какой-либо партии, их абсолютное большинство не принадлежит ни одной партии, и даже может быть, что не являются избирателями никакой партии.

Это было сильным возмущением широкой общественности».



This post is also available in: English (Английский)

Предыдущая страница 1 2
Show More

Related Articles

Back to top button