Новости

Президент критикует решение об упразднении СНБ

Президент Грузии Георгий Маргвелашвили на прошедшем в рамках «Тбилисских стратегических дискуссий» мероприятии подверг критике решение об упразднении Совета национальной безопасности, которое предусмотрено в проекте конституционных поправок.

В рамках Тбилисских стратегических дискуссий, которые являются регулярным форматом диалога по вопросам безопасности и внешней политики, собрались дипломаты, члены Парламента и правительства, а также представители неправительственных организаций для обсуждения вопроса реформирования системы безопасности в инициированных конституционных поправках.

В своем выступлении президент Маргвелашвили подчеркнул значение Совета национальной безопасности и высказал сожаление в связи с тем, что «тот орган, который обеспечивает усиление, как армии, Вооруженных сил, так и готовность к серьезным вызовам, фактически, исчез из Конституции и заменен, с одной стороны, Советом обороны, который функционирует только в военное время, и с другой стороны – лозунгом, что страна должна стать членом НАТО».

Президент добавил, что перед Грузией вновь стоит угроза оккупации со стороны России и что среда безопасности в регионе ухудшилась после 2008 года – он имел в виду развивающиеся в Украины и Сирии события.

Он говорил также об угрозах нового типа, «которые не подразумевают всегда открытое конвенционное противостояние между вооруженными силами» и добавил, что «то, что мы сегодня называем гибридной войной, фактически, велась в Грузии в 1990-х гг». По словам Маргвелашвили, в такой обстановке Совет безопасности выполнял важную роль в Грузии. Президент также подчеркнул, что совет также эффективно работал с точки зрения координации процесса интеграции Грузии в НАТО.

Президент Грузии заявил, что решение об упразднении СНБ исходит из неадекватной оценки существующих вызовов.

«Я считаю, что неправильным осмыслением обстановки является то, чтобы у страны не было того главного конституционного органа, который обеспечивает развитие военных сил, обеспечивает гражданский контроль над Вооруженными силами, а также обеспечивает принятие эффективных решений в отношении вопроса обороноспособности страны», — отметил Маргвелашвили.

«Вызывает обеспокоенность то отношение, которое есть сегодня – Совет безопасности принадлежит президенту, поэтому давайте упраздним его и усилим другие структуры», — заявил президент. Он также отметил, что усилия, направленные на избавление от Совета безопасности, были очевидны ещ до инициирования проекта конституционных поправок.

Кроме вопроса СНБ, Маргвелашвили также подверг критике и ту часть конституционных изменений, которая ослабляет полномочия президента, как главнокомандующего страны. По его словам, функции главнокомандующего сохранены президенту только «формально» и его функции полностью лишены возможности принятия решения.

На конференции также выступил секретарь СНБ Давид Раквиашвили. Говоря об угрозах, стоящих перед Грузией, Раквиашвили отметил, что, в результате предложенных конституционных поправок, «существенно ослабляются механизмы демократического контроля и появятся риски злонамеренного использования Вооруженных сил. Мы получим практически недееспособную систему безопасности, не соответствующую вызовам, с фактическим главнокомандующим».

Раквиашвили перечислил три основные проблемы в связи с поправками: использование фразы «военные и другие вооруженные силы»; упразднение Совета национальной безопасности и вопрос главнокомандующего во время военного положения.

Секретарь СНБ отметил, что статус «другие вооруженные силы» не разъяснен четко в поправках, что создает возможность, что военные и другие вооруженные силы могут быть использованы не только для защиты территориальной целостности и суверенитета страны, но и для разгона акций протеста. Он также отметил, что такое положение может содействовать формированию двух параллельных вооруженных сил, из которых только одни будут входить в подчинение Министерства обороны.

Говоря об угрозе гибридной войны, секретарь СНБ подчеркнул, что справиться с такой угрозой можно с помощью активных превентивных действий и «путем обеспечения единого национального подхода», что подразумевает «консолидацию различных государственных структур, военной силы и общественных усилий». По словам Раквиашвили, «обеспечить такие функции сегодня может только Совет безопасности».

Раквиашвили подверг критике также и то положение, согласно которому, премьер-министр может без участия Парламента принять решение об использовании Вооруженных сил, что противоречит функции президента, как главнокомандующего страны, а министр обороны «освобождается от необходимости согласия Парламента – Вооруженные силы действуют только по его приказу».

В ответ на критику со стороны президента и секретаря СНБ, лидер парламентского большинства Грузинской мечты Арчил Талаквадзе, который также присутствовал на конференции, заявил, что «действующая Конституция очень неясно регулирует вопросы обороны и безопасности» и конкретные функции различных официальных лиц остаются неопределенными. По словам Талаквадзе, новые изменения урегулируют эти проблемы, а президент будет руководить Военным советом во время военного положения.

Контроль над принятием решений по кризисам со стороны исполнительной ветви власти Арчил Талаквадзе оправдал так, что из-за того, что члены исполнительной власти имеют постоянную связь со структурами безопасности и военными структурами, они лучше могут управлять процессом принятия решений.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Back to top button