Выборы 2018Коментарии

Второй тур президентских выборов: оценки местных аналитиков

Tags

28 ноября в Грузии состоялся второй тур президентских выборов. Кандидат Саломе Зурабишвили, поддерживаемая правящей партией Грузинская мечта, получила 59,52% голосов, а ее соперник, кандидат от Объединенной оппозиции Григол Вашадзе получил 40,48% голосов избирателей.

Международные наблюдатели оценили второй тур, как конкурентный, но подчеркнули ряд недостатков в предвыборный период. По словам наблюдателей, кандидаты имели возможность свободно проводить кампанию, но одна из сторон пользовалась необоснованным преимуществом.

Для комментария о втором туре президентских выборов, оценки результатов выборов и возможных краткосрочных и долгосрочных политических последствий Civil.ge обратился к трем аналитикам – Корнелию Какачия, Гии Нодия и Торнике Шарашенидзе.

Корнелий Какачия — профессор политологии Тбилисского государственного университета, директор Института политики Грузии

«Второй тур выборов стал классическим примером того, как не нужно проводить демократические выборы. Как отметили международные наблюдатели, они были далеки от тех международных стандартов, к которым стремится страна. Особый осадок останется от предвыборного обещания 600 000т гражданам об аннулировании их кредитов в размере 1,5 млрд лари, что оказало определенное влияние на поведение избирателей. Также серьезной проблемой осталось использование административных ресурсов в пользу власти. Если эти вопросы не получат принципиальной оценки сейчас же, как со стороны общества, так и международного содружества, это может привести к непрогнозируемым последствиям на краю выборов 2020 года.

В целом мы можем сказать, что это был шаг назад в истории выборов в Грузии. Особую озабоченность вызывает крайняя поляризация СМИ, что ставит под вопрос независимость СМИ, как четвертой власти. К сожалению, основная часть СМИ в период выборов, фактически стала инструментом политических партий, что наносит серьезный ущерб как репутации СМИ в обществе, также порождает и определенные вопросы об объективности информации, предоставляемой избирателям.

Вызывает сожаление и тот факт, что ни одна из политических сил не смогла отказаться от агрессивной кампании, построенной на негативе, что привело к отчуждению части избирателей от избирательного процесса. Избирательная кампания еще раз продемонстрировала, что у нас нет политических партий, адаптированных к интересам избирателей, и поэтому они часто не отражают отличающихся интересов избирателей. В то время, когда власти смогли осуществить массовую мобилизацию за счет огромных ресурсов, имеющихся у них на руках, и консолидировать своих сторонников, оппозиционные силы своими радикальными лозунгами не смогли добиться привлечения умеренных, не решившихся избирателей, что оказало определенное влияние на конечные результаты.

Важно, что грузинский избиратель четко дал почувствовать власти, что он недоволен ее деятельностью, с назначением второго тура, фактически дал последнее предупреждение ей. Если в оставшийся до парламентских выборов период Грузинской мечте не удастся улучшить существующую тяжелую социально-экономическую ситуацию в стране, не исключено, что к 2020 году произойдет смена режима путем выборов. Несмотря на поражение, результаты выборов еще больше усиливают ожидания оппозиции, что у них есть серьезные шансы в следующем парламентском цикле. Однако жизненно важно, чтобы следующие парламентские выборы прошли по пропорциональной системе, чтобы у всех партий был бы шанс добиться успеха. В этом случае лучшим решением было бы, если получим мультипартийный Парламент, где основным партиям удастся сбалансировать как радикальные инстинкты друг друга, так и создать коалиционное правительство, которое будет содействовать созданию устойчивой и относительно демократической политической системы в Грузии».

Гиа Нодиа — директор Международной школы исследований Кавказа при Государственном университете Илии, руководитель Кавказского института мира, демократии и развития:

«Явка избирателей во втором превысила почти на 20% данные первого тура, и, по-видимому, подавляющее большинство новых избирателей поддержали Саломе Зурабишвили. Это объясняется двумя причинами. Во-первых, Грузинская мечта еще больше усугубила страхи тех людей, которых реально пугала перспектива возвращения Единого национального движения и Михаила Саакашвили: многие из них не стали беспокоиться о том, чтобы пойти на первый тур.

Однако Грузинская мечта использовала менее легитимные методы для мобилизации сторонников для своего кандидата. Как грузинские, так и международные наблюдатели отметили, что после первого тура демократические стандарты резко упали, что превратило выборы в самые худшие выборы за последние годы. На всей территории страны наблюдалось запугивание избирателей (особенно сотрудников публичных служб), подкуп избирателей и нарушение тайны голосования.

Какой из этих двух факторов оказал решающее влияние на конечный результат? Смог бы правительственный кандидат одержать победу без использования незаконных методов? Этого наверняка никогда не узнаем. Кампания оппозиции, которая не признает результаты выборов, не основана на убедительных обстоятельствах, но легитимность процесса была проигнорирована.

Наряду с неправильной, полностью негативной и популистской кампанией сторон, это оставило неприятные ощущения. На данный момент статус-кво будет сохраняться, но проявилась слабость позиции Грузинской мечты, что может еще больше осложнить ситуацию к парламентским выборам 2020 года. Объединенная вокруг Национального движения оппозиционная коалиция «Сила в единстве» и ее кандидат Григол Вашадзе доказали, что они более сильные игроки, чем первоначально ожидалось, но резко отрицательный рейтинг Михаила Саакашвили остается важным препятствием. Многое будет зависеть от развития третьих партий, из которых надлежащий результат показал лишь кандидат Европейской Грузии Давид Бакрадзе».

Торнике Шарашенидзе, руководитель Магистерской программы международных дел Грузинского института общественных дел (GIPA):

«Это Пиррова победа правящей партии. Они заплатили очень высокую цену за ту должность, которая не имеет никакого значения. Перед ними встало новое сложное будущее с ухудшенной репутацией (из-за той президентской кампании, которой сложно было удовлетвориться демократическими стандартами), проблемным президентом и большими обещаниями, которые им придется выполнить.

В то же время, Григол Вашадзе проявил себя, как независимый лидер, способный объединить политические силы, и который в то же время показал, что он не является марионеткой Михаила Саакашвили. У него есть шанс достичь большего успеха и стать еще более сложным вызовом для Грузинской мечты в 2020 году».

This post is also available in: English (Английский) ქართული (Грузинский)

მსგავსი/Related

Back to top button