Интервью

Курт Уолкер: Трамп придерживается более твердой политики в отношении России, чем Обама

Tags

С бывшим послом США в НАТО Куртом Уолкером беседовала Ани Чхиквадзе по вопросам признания оккупированных регионов – Абхазии и Цхинвальского региона со стороны сирийского режима Асада, о российско-грузинских отношениях, а также об аспектах грузинско-американского партнерства.

Недавно сирийский режим Асада признал Абхазию и Южную Осетию в качестве независимых государств. Как вы считаете, почему сейчас, и что должен сделать Тбилиси, чтобы сохранить поддержку международного содружества в отношении своей территориальной целостности?

Прежде всего, Сирия полностью зависит от Ирана и России. Поэтому это признание в интересах России. Что касается России, она пытается обострить положение различными методами, будь то использование нервного агента в Великобритании, военная кампания в Сирии, боевая обстановка в Восточной Украине, или признание в случае Грузии.

Возможно ли, чтобы другие страны, такие как Иран, последовали примеру Сирии? Как может Запад помочь Грузии?

Всегда существует опасность того, что некоторые страны [признают Абхазию и Южную Осетию]. Как вы знаете, другие страны, которые зависят от Москвы, или ждут чего-то от нее, сделали этот шаг. Никарагуа является одним из них, а также тихоокеанскому острову заплатили за это деньги. Так что это возможно.

Большинство государств так не поступят, потому что каждой страны есть регион или часть страны, которая потом пожелает отделиться. Они не хотят допускать прецедент, когда в одном случае они признают, а во втором случае придется объяснять, почему они не действуют последовательно. Это касается также и Ирана, который объединяет различные этнические группы.

Администрация Грузии и премьер-министр Квирикашвили выступили с новой инициативой, которая позволяет проживающему на территории оккупированной Абхазии и Южной Осетии населению, пользоваться благами, полученными Грузией на пути европейской интеграции. Однако, поскольку Россия полностью контролирует эти регионы, это по большей части можно считать «пиар» шагом, или это можно реализовать?

Мы должны отделить друг от друга эти две вещи. Не существует причинно-следственной связи между инициативой правительства [Грузии] и плохим поведением России. Несмотря на это, Россия продолжить действовать плохо. Из-за попыток России заблокировать все на свете, у этой инициативы правительства [Грузии] мало шансов на реализацию.

Однако инициатива, с учетом ее содержания и формы, важна, потому что правительство показывает позицию, что готово помочь гражданам Грузии. Правильно, когда гражданам Абхазии и Южной Осетии говоришь, что граждане Грузии, независимо от их этнической принадлежности, и они могут пользоваться теми благами, которыми пользуется любой гражданин Грузии. Единственная причина, по которой у них нет доступа к этим благам, это русская оккупация.

Многие в Грузии и на Западе критиковали предыдущую власть Грузии за «грубую риторику» и строгие шаги в отношении России. Правительство Грузинской мечты пришло к власти с обещанием, что будет иметь более прагматичный подход к России, и они смягчили риторику и подход. Но, несмотря на это, Россия продолжает агрессивную политику, будь то признание оккупированной Абхазии и Южной Осетии, убийство гражданина Грузии Арчила Татунашвили и более тесная интеграция оккупированных территорий. В учетом этого, какой должна быть политика Грузии в отношении России?

Прежде всего, я считаю, что ни одно правительство не стоит обвинять из-за плохого поведения России, будь то правительство Саакашвили или Квирикашвили, Россия ведет себя так, как ведет. Она желает сохранить влияние в соседстве, создать нестабильность, отдалить Грузию и Украину от Европы, Россия продолжит эту политику.

Тут несколько факторов. Если Россия не хочет делать шаги, которые мы просим, в этом случае ареал действий ограничен и это отражается на политиче обоих правительств [Грузии].

Второй фактор — сближение с населением Абхазии и Южной Осетии, чтобы продемонстрировать им им, что они являются гражданами Грузии. И третье — демократия, ориентация на реформы и остальной мир. И это делали оба правительства. Это, в конечном счете, лучшая гарантия безопасности, благополучия и места в мире для Грузии.

Недавно премьер-министр Квирикашвили находился в Вашингтоне. Он встретился с госсекретарем и возобновился разговор об углублении свободной торговли и стратегического партнерства. Как вы думаете, каким должен быть следующий шаг в отношениях между США и Грузией?

Я думаю, что отношения идут в правильном направлении. Не нужно создавать ничего нового. Все идет в правильном направлении. У нас есть хороший стратегический диалог и тесное сотрудничество. Вы видели, что мы передали вооруженным силам Грузии «Джавелины».

Обсуждаются также вопросы торговли, которые могут развиваться позитивно. На повестке дня поставлено многое. Поэтому необходимо держать фокус и идти правильным путем. Политика США в отношении Грузии заключается в поддержке ее устремлений в НАТО и ее отношений с ЕС. В конечном итоге, Грузия найдет свое место тут, в качестве члена европейской семьи.

Бывшая администрация США, по мнению критиков, была менее вовлечена в регион. С 2008 года администрация Обамы начала «перезагрузку» отношений с Россией, вскоре отметила санкции и наконец Запад ответил сдержанно на грузино-российскую войну. Как вы считаете, в условиях сегодняшней администрации изменилась ли эта политика? Мы видим больше вовлеченности или меньше?

Это интересный вопрос. Мы можем рассматривать это в призме Грузии, хотя я считаю, что более уместен взгляд из Вашингтона. Президент Обама отверг политику Джорджа Буша-младшего. Независимо от того, что сегодня говорят о демократы о России, к тому времени они хотели «перезагрузки» отношений с Россией и с этой целью они проигнорировали проблемы с Россией. Включая вторжение и оккупацию в Грузии. Естественно, этого бы не получилось, потому что Россия не изменилась, и это привело к новой серии проблем.

Администрация Трампа, по сравнению с Администрацией Обама, придерживается более твердой и строгой политики в отношении России.

Это хорошо, потому что я думаю, что нам нужно провести определенные линии с Россией, посмотреть, последует ли за этим стабилизация и сможем ли мы смотреть в будущее.

This post is also available in: English (Английский) ქართული (Грузинский)

მსგავსი/Related

Back to top button