Новости

Иванишвили: Мы начинаем отношения с Россией «с новой страницы»

  • Иванишвили: Новое правительство серьезно смотрит на урегулирование отношений с Россией;
  • «Мы ждем, что соответствующий шаг» будет сделан и со стороны России;
  • Первейшей задачей является восстановление экспорта грузинской продукции, корректировка внешней стратегии не происходит;
  • Позиция по отношению дипломатических отношений остается неизменной;
  • Саакашвили «не помещает этим процессам, но он на самом деле не содействует» им;
  • Специальный представитель будет подчиняться премьер-министру. 



Премьер-министр Бидзина Иванишвили (слева) и специальный представитель Грузии по отношениям с Россией Зураб Абашидзе (справа), 1 ноября. Фото: Пресс-службы Иванишвили.

Премьер-министр Грузии Бидзина Иванишвили при представлении своего специального представителя по отношениям с Россией Зураба Абашидзе заявил, что это является демонстрацией того, что мы начинаем диалог с Россией «с новой страницы» и «мы ждем, что соответствующий шаг» будет сделан со стороны России, однако это не означает, что Грузия меняет курс евроинтеграции.

«Я думаю, что мы, наша власть должны суметь и наладить отношения с нашим саамам крупным соседом, с учетом того, что между двумя странами существует очень давняя история – мы очень долго жили вместе до Советского Союза, потом включая Советский Союз, после того, как распался Советский Союз, и мы должны сегодня суметь и возвести на новый уровень, пока урегулировать и потом возвести на новый уровень отношения между двумя странами», — заявил Иванишвили на проведенной 1 ноября пресс-конференции.

Бидзина Иванишвили заявил, что специального представителя по отношениям с Россией Зураба Абашидзе, который будет подчиняться непосредственно премьер-министру, «ждет довольно тяжелая и сложная» работа впереди.

Дипломат Зураб Абашидзе в 2000-2004 гг. был послом Грузии в России, а до того, с 1993 года руководил миссиями Грузии в ЕС и НАТО. Дипломатическую деятельность Абашидзе начал еще в советский период.

По словам Иванишвили, опыт Зураба Абашидзе, а также его контакты в России «сравнительно облегчат ту тяжелую ситуацию», которая существует между Грузией и Россией, начиная с периода еще до «неразумной войны» августа 2008 года.

«Сегодня, будем считать, что мы сделали первый шаг», — заявил Иванишвили и отметил, что он ждет, что «соответствующий шаг» будет сделать и со стороны России.

«Я очень надеюсь, что ситуация должна измениться. Я думаю, что обе страны настроены таким образом», — заявил он, — «Я думаю, я не знаю настроения России, но по моему анализу, я представляю, что и с их стороны должно существовать сильное желание, чтобы сегодняшняя ситуация изменилась».

По его словам, риторика конфронтации с Россией является событием «вчерашнего дня» и «сегодня мы начинаем с новой страницы».

Он еще раз повторил, что на первом этапе ждет, что «в ближайшее время восстановим культурные и торговые отношения».

«Сегодня реалистично, что торговые и культурные отношения будут урегулированы, и следующий шаг, более дальний, наверно будет заключаться в том, что обе стороны должны работать, чтобы восстановить дипломатические отношения», — заявил он.

По его словам, министр сельского хозяйства Давид Кирвалидзе планирует работать вместе с Зурабом Абашидзе, чтобы «мы как-нибудь в этом же году смогли вывезти наши цитрусы на российский рынок», что, по его словам, «будет идеальным вариантом».

Россия ввела эмбарго на грузинскую продукцию в 2006 году. После войны между двумя странами в августе 2008 года, когда Москва признала независимость сепаратистских регионов Абхазии и Южной Осетии, Грузия прекратила дипломатические отношения с Россией. Отношения между двумя странами до этого времени осуществляются через швейцарских посредников.

В то же время, сформированный после августовской войны 2008 года формат Женевских переговоров представляет собой единственное публичное пространство, где российские и грузинские дипломаты проводят официальные переговоры с участием международных посредников.

По заявлению премьера Грузии, Женевский формат «обязательно» должен быть сохранен.

«Что касается восстановления дипломатических отношений, это не произойдет быстро», — заявил он, — «Если даже обе страны проявят такую волю, на это все равно понадобится довольно длительное время».

По его словам, это «не будет простым процессом», так как для восстановления дипломатических отношений барьером являются открытые Россией посольства в Сухуми и Цхинвали.

«Восстановление дипломатических отношений находится в очень тесной связи с признанием территориальной целостности», — заявил Иванишвили, хотя там же добавил, что после урегулирования этих проблем «это должно перерасти в глубокую дружбу и у нас есть исторические основания для этого».

Премьер-министр Иванишвили также заявил, что создание новой должности для диалога с Россией не означает, что «мы корректируем нашу внешнюю стратегию».

«Наша стратегия остается неизменной», — заявил он и подчеркнул, что у Грузии нет «лучше выбора», чем ЕС и НАТО.

По его словам, возвращение грузинской продукции на российский рынок может произойти «завтра или послезавтра», однако «завтра или послезавтра не произойдет вступление в НАТО, на это нужно время».

Он также заявил, что существующее со стороны России «основное препятствие» состоит в том, что для нее «как будто неприемлемо» стремление Грузии в НАТО.

«Я понимаю, что политически это идет в противоречие, но мы должны суметь и осуществить оба (шага): наладить отношения с Россией и не замедлить стремление в НАТО»», — заявил Иванишвили.

На вопрос, какую роль может занять в этом процессе президент Саакашвили, Иванишвили ответил, что он не сможет помещать диалогу с Россией.

Однако он также заявило, что у его правительстве не было с Кремлем «ни формальных и ни неформальных отношений», и не знает, каким образом они воспримут «сегодняшнюю ситуацию» в Грузии, когда премьер-министр и президент не представляют одну политическую силу.

По его словам, присутствие Саакашвили в качестве президента этому процессу «как минимум, не содействует после того, как он осуществил эти провокации в 2008 году, и до того, недопломатические высказывания, которые он использовал в отношении российского руководства, по сей день, я думаю, оставляет определенную агрессию и со стороны России».

«Однако я не считаю, что сегодня это является принципиальным», — продолжил он, — «Понятно, что какими-то механизмами этот человек остался, сохраняет и продолжает шестой год президентство. Я думаю, что это не помешает этим процессам, однако на самом деле не содействует им, но мы все сделаем, чтобы идти правильным путем, по правильному направлению».

Иванишвили также заявил, что быстрейшему восстановлению «соответствующих нашей истории между двумя дружественными нациями отношений» поможет тот опыт, который накапливался «веками», и в том числе «очень дружественные» отношения между «двумя христианскими православными церквями».

После августовской войны 2008 года Зураб Абашидзе, как минимум, четыре раза участвовал в неформальной дипломатии с Россией, когда он в составе делегации Грузинской Православной Церкви посетил Россию в ноябре и декабре 2008 года, а также в феврале и июне 2009 года.

«Я хорошо понимаю, с насколько сложной и ответственной задачей буду иметь я дело», — заявил Абашидзе журналистам 1 ноября, — «Отношения с Россией, как вам известно, является самой проблемной темой нашей внешней политики».

«Решение премьер-министра о создании этой должности подтверждает его готовность и готовность правительства Грузии, чтобы создать новый независимый канал отношений, коммуникации и диалога с Россией».
«Мы ждем, что в ответ на этот шаг Грузии и со стороны Росси последует соответствующая реакция и она также сделает аналогичный шаг. Естественно, существующий Женевский формат должен быть сохранен, так как у него есть свое специфическое назначение», — заявил Абашидзе.

«По нашему мнению, целью нового формата политического диалога должно быть обсуждение сложнейших проблем, существующих между двумя странами, их поэтапное урегулирование, создание фактора доверия, а в перспективе – сформирование добрососедских отношений. Это наверно не будет легким делом. Мы смотрим на это реалистично, что обстановка на самом деле сложная», — заявил он.

«Наша задача заключается в том, чтобы сформировать прогнозируемые, прагматические и добросовестные отношения с Россией, которые будут ориентированы на будущее, на справедливые решения, а также на координированные действия против совместных угроз и вызовов. Для достижения этой цели Грузия должна сделать все те шаги, которые соответствуют принципам суверенитета, территориальной целостности и свободного выбора в международных делах», — заявил Абашидзе.

По его словам, Грузия через соответствующие дипломатические каналы сообщит России о создании этого поста. Отношения между Грузией и Россией осуществляются через швейцарских дипломатов.

«Мы подождем, какой будет реакция с их стороны. Надеемся, что аналогичные шаги будут сделаны и со стороны России», — заявил Абашидзе.

«Введение такой должности специального представителя указывает на то, что премьер-министр придает особое значение вопросу урегулирования отношений с Россией и специально создана такая должность», — заявил он, — «Теперь можем считать, что мят на российской стороне и мы должны подождать, какая реакция будет оттуда».

Он также отметил, что Тбилиси не проходил предварительных консультаций с Россией по поводу введения этой новой должности.

Абашидзе также заявил, что после признания Россией Абхазии и Южной Осетии «обстановка на самом деле тупиковая».

«У них есть определенные красные линии, которые они не собираются пересекать, они не раз подтверждали, что не собираются опровергать признание Абхазии и Южной Осетии; У нас также есть красные линии, как вам известно, но пока мы дойдем до этих красных линий, наше видение таково, что существуем множество других проблем, где у нас могут быть общие точки соприкосновения, и мы должны шаг за шагом урегулировать их, хотя бы даже торгово-экономические отношения, культурные отношения, гуманитарные отношения и т.д.», — заявил Абашидзе.

«Если пойдем шаг за шагом, можем надеяться, что в перспективе появятся какие-то другие возможности, которых пока не видно», — заявил он и добавил, что «красные линии – это отзыв признания независимости Абхазии и Южной Осетии, для нас, как вам известно, это свободный выборы в наших международных отношениях и тот путь и та ориентация, которые есть у Грузии, и которые известны всем».

This post is also available in: English (Английский) ქართული (Грузинский)

Back to top button